Внимание! В меню нашего интернет-портала появилась опция «Сетевизор». Если вы нажмете на эту кнопку, сможете смотреть в режиме онлайн программы четырех телеканалов – «NewsOne», «112-ый», «24», «ZIK». Не упускайте эту возможность!

Национализация? Возможно, рейдерский захват…

Национализация? Возможно, рейдерский захват…

 

Было бы, наверное, неправильным говорить, что внезапная передача «ПриватБанка» в руки государства застала нас врасплох. Речь об этом шла уже давно. Правда, заново пущенное в ход словечко «национализация» заставляет нас вспомнить о далеком и разбойном прошлом, когда, согласно большевистской идеологии, лозунг «отнять и переделить поровну на всех» считался алгоритмом прогресса. И звучит сие в контексте происходящего с банком достаточно противно.

Казалось бы, эпоха «экспроприаторов» навсегда канула в омут прошлого. Ан, нет. Администрация шоколадного короля еще раз доказала всем и всякому, что история повторяется. И, увы, не в виде фарса, как предполагал известный философ, не знакомый с психологией наших нуворишей, а снова-таки – в виде трагедии. Или, если хотите, рейдерского захвата. Именно так трактует странную метаморфозу ПриватБанка Анна Позднякова («Самопомощь»).

Национализация одного из крупнейших украинских кредитно-финансовых учреждений названа и НБУ, и в близких к Порошенко кругах, да и самим Президентом  мерой крайне необходимой для того, чтобы, как они нас уверяют, спасти идущий на дно «Приват» - успешно осуществить его  докапитализацию,  обеспечить возврат кредитов, выданных, так называемым, связанным лицам;  повысить удельный вес и качество залогов; защитить государство, на которое мог бы в ином случае обрушиться тяжелейший долговой пресс, связанный с обязательствами банка; спасти от банкротства его вкладчиков. Не вникая в суть каждой из этих косвенных и многих иных претензий к господину Коломойскому, хочу спросить: кто рассказал Гонтаревой, Порошенко, прессе, в конце концов, что «Приват-банк» находится на грани катастрофы?

Любой из вас может убедиться в том, что этот диагноз, мягко говоря, не отвечает действительности. Для начала откройте навскидку один из сайтов, где размещены прогнозы и оценки весьма влиятельного агентства Fitch Ratings Inc., причем достаточно свежие, и вы обнаружите нечто прямо противоположное. Вот информация навскидку.

«Международное рейтинговое агентство Fitch подтвердило долгосрочные рейтинги крупнейшего украинского ПриватБанка на уровне "B"… Рейтинг ПриватБанка остается на уровне, который соответствует суверенному рейтингу Украины, и не может быть выше уровня кредитоспособности страны». Последнее замечание, как вы понимаете, должно быть обращено отнюдь не к «Привату», а, скорее, к Банковой и Грушевского.  Но там же сказано, что «уровень долгосрочного и краткосрочного рейтингов ПриватБанка отражает, стабильную прибыльность банка за последний год, уверенный рост его активов и относительно хорошее их качество. Кроме того, Fitch отмечает, что достаточная ликвидность банка обеспечивается устойчивым ростом депозитов».

Если внимательно изучить другие свидетельства того же, оценочного характера, то мы обнаружим нечто удивительное. Так, по данным, скажем, Moody's Investors Service, еще одного агентства, которому можно доверять, пересмотр рейтингов крупнейших украинских банков показал, что кредитный рейтинг ПриватБанка (B2) то на единицу, то на две превышал кредитный рейтинг Украины.

Схожий вывод был в свое время сделан экспертами агентства Standard & Poor's, которые, помимо сказанного, в очередной раз отмечали, что ПриватБанк имеет более высокую оценку по собственной кредитоспособности («В+»), чем другие украинские банки, и это отражает его сильную бизнес- и конкурентную позиции, а также более благоприятный  профиль финансовых рисков.

И, наконец, возвращаясь к оценкам Fitch, напомним, что это агентство после успешного завершения банком сделки с международными инвесторами повысило ключевые «Рейтинг дефолта эмитента» и «Рейтинг устойчивости» ПриватБанка до уровня «ССС», что подтверждает лидирующие его позиции на украинском рынке.

Информации такого рода в Интернете хоть пруд пруди. Но если она правдива, а сомневаться в этом нет никаких причин, сам факт национализации успешно работающего банка вызывает, откровенно говоря, сильное недоумение.

Не менее неожиданным оказывается и результат изучения другого мотива  «национализаторов», который сводится к тому, что требование поступить с банком именно так, забрать его из частных рук и передать государству, которое, по общему мнению, является неэффективным менеджером, вытекает из содержания сентябрьского меморандума с  МВФ. Тем, кто хочет в этом досконально разобраться, рекомендую прочесть добротную статью Александра Паращия, руководителя аналитического отдела Concorde Capital http://finance.liga.net/banks/2016/10/28/opinion/50358.htm, который говорит буквально следующее:

«Немалую роль в укреплении теории национализации крупнейшего банка сыграла реплика его самого известного акционера Игоря Коломойского, якобы упомянувшего в прошлом году о возможной дыре в капитале банка размером вплоть до 128 млрд грн., прошлогоднее замечание главы профильного парламентского комитета Сергея Рыбалки о возможности национализации ПриватБанка, а также оговорка министра финансов Александра Данилюка о том, что у банка есть "довольно много системных проблем".  А затем, подробно исследуя тексты упомянутого и предыдущего меморандумов, автор находит лишь упоминание о том, что национализация, в принципе, возможна, но никаких указаний на то, что во имя спасения банка этот ход со стороны государства безальтернативен, нет и в помине. Недаром А. Паращий завершает статью таким пассажем: 

«Исключать национализацию, все же, нельзя, но по другим причинам. Например, по политическим (у собственников банка непростые отношения с властью) или меркантильным (кто знает, может, есть во власти люди, жаждущие поживиться на процессе национализации). Но из-за огромных политических и экономических рисков я не верю в такую мотивацию». 

А. Паращий не верит. А я, увы, верю. Как объяснить иначе, почему после опубликования очередных компрометирующих «пленок» излюбленная игра украинских разоблачителей), запись разговоров Рожковой, Гонтаревского зама, с целым рядом «связанных» (употреблю этот термин снова) с банком лиц; звуковых свидетельств, каждое из которых может послужить основанием для возбуждения уголовного дела, преступные собеседники благополучно сидят на своих местах.  

Отчего людям, вызвавшим после разоблачений Е.Мураева обоснованные подозрения в мошенничестве, использовании служебного положения, воровстве, подлоге и так далее, уже больше месяца не предъявляют подозрений.  

Более того, Гонтарева – по должности своей — выступает едва ли не главным действующим лицом в деле возмутительного захвата ПриватБанка, иначе это не назовешь, в то время, когда ее собственный кредит доверия у общества давно исчерпан, и она продолжает управлять НБУ только благодаря своему винницкому амфитриону, который давно узурпировал власть над всеми государственными институциями. 

Можно по-разному относиться к И. Коломойскому. Игорь Валерьевич -- далеко не ангел. Но в том, что он умен, смел, изворотлив, предусмотрителен и всегда загодя знает, где надо подстелить соломку, сомнений нет.  Представьте же себе, что нужно было сделать, какие слабые места нащупать в обороне старого и мудрого игрока финансово рынка, чтобы он без видимого сопротивления снова отдал свое детище на поругание профнепригодным комсомольцам, начавшим некогда Приват, но не сумевшим самостоятельно удержать его на плаву. Думаю, что не погрешу против истины, предполагая, что пройдет некоторое время, и ПриватБанк опять передадут за сходную цену в частное владение. И может статься, -- в хозяйство нашего, не ведающего страха Божьего гаранта. 

Анна Позднякова

 

Добавьте новый комментарий