Внимание! В меню нашего интернет-портала появилась опция «Сетевизор». Если вы нажмете на эту кнопку, сможете смотреть в режиме онлайн программы четырех телеканалов – «NewsOne», «112-ый», «24», «ZIK». Не упускайте эту возможность!


 

Ограбление или рейдерство? Спор продолжается

Разговор о качестве власти


Общественная дискуссия, спровоцированная внезапной, несмотря на заблаговременную информационную подготовку со стороны НБУ, национализацией ПриватБанка (слишком уж крупным и толково скроенным был этот кредитно-финансовый организм!), достигла апогея, а спорщики всё не успокаиваются. Это понятно. Политическая ситуация в стране, находящейся на необъявленной и потому странной, небывалой в истории войне, такова, что доверие официальному Киеву давно сравнялось с нулем.  А потому все, что произнесено по поводу банка, который долгие годы функционировал, что бы там ни говорили, весьма успешно, оплел своими щупальцами всю страну  (она, впрочем, не жаловалась) и вдруг, ни с того, ни с сего, якобы оказался на грани банкротства, -- любой поставленный ему диагноз, крайне противоречивые прогнозы насчет дальнейшего его существования требуют серьезной аргументации и документального подтверждения. И лишь одно не нуждается в  доказательствах. Я имею в виду факт противостояния  «Привату», в целом, и Коломойскому, в частности, самого П.Порошенко и его подручной – Гонтаревой.

Любой гражданин Украины, хоть раз испытавшей на себе, что такое в нынешние времена забота государства, или, вернее, безумного конгломерата политико-коммерческих группировок, возникших на его месте и узурпировавших его функции, никогда не поверит в социальные мотивы национализации банка. Порошенко, озаботившийся благополучием народа, уже до отвала закормленного его некондиционным оффшорным шоколадом, -- такая же утопия, как Гонтарева-специалист, способный удержать на должной высоте престиж национальной валюты. И стало быть, надо разобраться в том, каковы истинные цели этой сладкой парочки; каким образом ей удалось поставить Коломойского в безвыходное положение, настолько трудное, что этот строптивый и умный человек решился добровольно выйти из игры, без скандала, без доброй драки.

Не принимать же за чистую монету заявление Порошенко о том, что он, то бишь, опять-таки, государство (он упрямо путает одно с другим) берет на себя обязательство заштопать финансовую прореху, проделанную в кредитном покрывале ПриватБанка неумехами из команды Коломойского, дабы защитить  депозиты украинцев, доверившихся этому хитрецу и спаси наших детей от будущих долговых обязательств. Этот псевдоальтруизм выглядит крайне забавно, если вспомнить что не существует ни госбюджета как некоей, не зависящей от состояния наших карманов абстракции, ни долгов у МВФ или еще кого-нибудь, которые не имеют к нам отношения и которые не придется погашать нам с вами и грядущим поколениям украинцев, отказывая себе решительно во всем.

Это лживая болтовня, никак не корреспондирующаяся с реальностью. Да, сегодня ничего не стоит внушить плохо образованному, неосведомленному в области финансового иллюзиона электорату, что Банковая из последних берет на себя обязательства «Привата», дабы сохранить банковскую систему страны. Можно даже счесть убедительными заявления о том, что Коломойский пытался ограбить нищенку-Украину, а Порошенко вступился за ее честь. Однако мне кажется куда более правдоподобной версия, которую выдвинул 21 декабря сам опальный банкир. На сайте www.vedomosti-ua.com(перепечатка на www.360.biz.ua) был размещен  пост с его странички в ФБ, резкий, но, исходя из того, что мы знаем о политическом климате, установившемся в последние дни в Украине, показавшийся мне вполне достоверным. Процитирую его без купюр.

Вот это поворот!!
Коломойский хочет публично рассказать о преступлении Порошенко

Лидер группы «Приват» Игорь Коломойский отрицает, что в национализированном «ПриватБанке» есть недостача капитала в 150 миллиардов гривен.

 «Да, мы фактически потеряли выданные кредиты в Крыму и ОРДЛО, да некоторые компании обанкротились вследствие обнищания населения и упадка спроса на их продукцию. Но вопрос можно было закрыть докапитализацией 15-20 млдр. грн., и мы готовы были продать часть акций государству. Однако государство в лице Порошенко решило забрать банк полностью», — пишет бизнесмен в своём Фейсбуке.

«Почему сейчас в СМИ разгоняют эту ложь? Порошенко и Гонтарева преследуют 2-цели:

1. Руками своих марионеток раздеребанить свеженапечатанные астрономические 150млдр., обвалив при этом курс гривны.

2. Уничтожить репутацию Коломойского и Боголюбова как владельцев успешного банка. Не секрет, что мы уже работаем над созданием нового банковского проекта. И за очень быстро время наберем то же количество клиентов, что было раньше. Этому пытаются помешать.

Мою юристы советуют поступить следующим образом: пока у нас есть доступы к серверам, разослать ВСЕМ КЛИЕНТАМ (20+ млн. украинцев) СМС с текстом -- «Важная информация для вас на «1+1» в 19.30». Специалисты канала говорят, что после такого анонса аудитория будет превышать количество людей, которые смотрят новогоднее обращение президента по всем каналам, вместе взятым! 30-35 миллионов. Обращение Коломойского к народу будет смотреть вся Украина. И в нем я расскажу, как отжимали Приватбанк, для чего и какие использовали методы. А перед этим журналисты «1+1» запустят короткий фильм (надо же, какое совпадение!) о коррупционной деятельности Порошенко, преступных вертикалях Насирова и Луценко, 20% откатном рефинансе от Гонтаревой, друзьях-смотрящих Кононенко-Грановском-Пасенюке, и многом-многом другом».

Однако в таких действиях И.Коломойский видит угрозу спокойствию в обществе, поэтому окончательного решения насчет выступления на телевидении еще не принял.

«Пока думаю. А чем вы, Петр Алексеевич, думаете и думаете ли вообще? Или ваша голова занята только мыслями, как открыть побольше магазинов «Рошен» по всей стране? Когда уже нажретесь?»

http://360.biz.ua/?p=596

http://vedomosti-ua.com/47671-kolomoyskiy-hochet-publichno-rasskazat-o-prestuplenii-poroshenko.html      

Мне могут сказать, что нет никакой уверенности в аутентичности этого текста. Недаром  на другом сайте - www.pravda.com.ua – 22 декабря 2016 г. был дан от имени «Привата» другой комментарий. Более того, редакция извинилась перед читателями за выложенный ею ранее фрагмент поста Коломойского, который, как оказалось, перекочевал в УП с фальшивого аккаунта бизнесмена. Логично было бы предположить, что и я попал впросак. Однако если  сравнить то, что вы несколько секунд назад прочли, с публикацией в УП, которая предлагается вашему вниманию чуть ниже,  легко увидеть, что существенных разночтений между этими материалами нет. Разве что в интонациях. Но это дело десятое. Итак…

Что стоит за национализацией ПриватБанка.
Версия екс-правления

Страна начала потихоньку отходить от новости о национализации ПриватБанка, и пришло время разобраться, что привело правительство к этому решению.

До последнего времени вся аналитика, циркулирующая в СМИ и соцсетях на эту тему, была однобокой, ведь в ней не была представлена точка зрения собственников и менеджмента ПриватБанка (теперь уже экс-).

Почему мы молчали? Дело в том, что любое наше заявление на эту тему тут же привело бы к панике среди Клиентов, и только злило бы НБУ.

Но сейчас, когда мы почти закончили хлопоты по передаче банка новому собственнику, пришло время собраться мыслями и донести до общества нашу точку зрения, что произошло.

Постулат 1

"Дырка 148 млрд" образовалась не в результате вывода денег, а резкого и, как мы считаем, неоправданного изменения правил игры от НБУ.

Выражение "дырка 148 миллиардов" превратилось в клише, которое многие повторяют, не понимая суть этой цифры.

Часто звучит мысль о том, что акционеры вывели эту астрономическую сумму за границу (возможно, кто-то даже представляет, как Коломойский с подельниками пересекают границу ночью с килограммами налички на тачке).

На самом же деле этот разрыв образовался в результате того, что НБУ резко и, как мы считаем, несправедливо изменил политику учета залогового имущества.

В результате этого изменения (которое, кстати, вступает в силу только 1 января 2017 года) наш банк потерял право учитывать залоги общей стоимостью 142.8 млрд грн. Причем эта стоимость была подтверждена независимыми оценщиками, уполномоченными НБУ.

В чем суть этих изменений? НБУ разрешил считать залогами только то имущество, которое можно оформить в ипотеку (примерно так же, как «хрущевку» в спальном районе).

Давайте разберем конкретный пример.

Одним из наших заемщиков являлось предприятие, которое по оценке независимых оценщиков, стоило около 6 млрд грн. Заемщику принадлежало 75% этого предприятия, 25% принадлежало государству. Таким образом, стоимость этого залога составляла 6 млрд * 75% = 4.5 млрд грн.

Но после резких изменений правил игры этот залог стал стоить ноль…

Если учесть, что в Украине практически нет крупных предприятий, которые на 100% принадлежали бы одному собственнику (а для заключения ипотеки нужно согласие всех собственников), то можно сказать, что НБУ сделал невозможным учитывать абсолютное большинство объектов в нашей стране.

Но даже если какие-то объекты принадлежали нашим заемщикам на 100%, НБУ и тут находил способы, как признать эти залоги недействительными.

Например, одним из наших залогов являлся стадион «Днепр-Арена». В свое время на его строительство было потрачено более 1 млрд. грн., а независимые оценщики оценили его текущую стоимость в ~850 млн. грн. Однако НБУ признал стоимость этого залога также в ноль! Почему? "А вы все равно не найдете на него сейчас покупателя!", –  говорит регулятор.

Что ж, с тем, что в Украине нынче сложно находить покупателей, никто не спорит (наш президент, например, тоже говорит, что не может продать свои предприятия из-за плохой конъюнктуры). Но ведь, согласитесь, по такому принципу можно обнулить практически все залоги?

Мы привели только два примера удивительно безответственного подхода НБУ к тому, как правильно оценивать залоговое имущество банков. Эксперты сходятся во мнении, что эти резкие изменения НБУ предпринял специально против нашего банка. Регулятора не остановило даже то, что попутно он сделал практически невозможным кредитование бизнеса любыми банками в нашей стране.

Постулат 2

Украинские компании плохо обслуживают кредиты потому, что в стране кризис, а не потому, что они с кем-то связаны.

Когда эксперты рассуждают о заемщиках, связанных с экс-акционерами банка, часто происходит удивительная подмена понятий. Звучит мысль о том, что банк выдал связанным лицам кредиты, и именно потому возникли проблемы с их возвратом. Это логическое заключение не выдерживает никакой критики.

Важно понимать, что сейчас практически все украинские предприятия плохо обслуживают свои кредиты. Это происходит, потому что в стране уже несколько лет длится глубокий экономический кризис. Если какое-то украинское предприятие перестало работать из-за войны на востоке Украины или прекратило экспорт из-за плохой конъюнктуры, оно перестает обслуживать кредиты независимо от того, связано оно с собственниками банка или нет.

Постулат 3

НБУ отменил международные стандарты определения связанных лиц и начал относить к связанным лицам всех подряд.

Давайте определимся с понятиями. Кто такие связанные лица? На этот счет в мире существуют четкие бухгалтерские стандарты МСФО.

Наш банк регулярно проходил аудит международных аудиторских компаний из большой четверки. Согласно последнему отчету от PricewaterhouseCoopers, доля кредитного портфеля, который приходился в нашем банке на связанные лица, составляла 17.7%.

Но в какой-то момент НБУ снова решил резко поменять правила игры. Регулятор объявил, что МСФО его не интересует, он будет самостоятельно, "экспертно" определять, какие лица называть связанными.

Но беда в том, что как только вы отказываетесь от международных стандартов, а начинаете определять "на глаз", кто связан, а кто нет, начинаются манипуляции.

"Эксперты" из НБУ начали относить к связанным предприятиям чуть ли не всех подряд, кто когда-либо ужинал с акционерами банка. Например, никто так и не смог объяснить, почему в список инсайдеров попал футбольный клуб "Динамо Киев".

Важно отметить, что четкость критериев определения связанных лиц в банковском бизнесе чрезвычайно важна. Ведь в таких слабых странах, как Украина, с коррумпированной судебной системой и 1001 способом обмануть кредитора, банки всегда пытаются получить как можно больше влияния на своих заемщиков (не зря, например, одним из условий кредитования ЕБРР является его существенное долевое участие в предприятии).

Для вашего развлечения приведем пример.

Несколько лет назад один европейский банк выдал кредит крупному днепропетровскому бизнесмену. В качестве залога банк получил здание. Затем бизнесмен провернул находчивую схему: он договорился с городским советом, и те поменяли адрес залогового здания, а прежний адрес получил какой-то сарай по соседству! Очень находчиво, согласитесь. И такие фокусы заемщики в нашей стране выполняют сплошь и рядом.

Именно поэтому украинские банки при выдаче кредитов стараются как можно больше контролировать заемщиков, чтобы они их не кинули, как бизнесмен в этом примере.

Насколько контролировать? Ровно настолько, насколько позволяют международные стандарты! Но когда эти международные стандарты отменяются, и вместо них начинается произвол, так и появляются нелепо высокие цифры по инсайдерскому кредитованию, которые так любит озвучивать НБУ.

Постулат 4

НБУ использовал рефинансирование, выданное ПриватБанку на покрытие оттока депозитов, как инструмент давления.

В 2014-2015 годах, с момента начала военных действий наш банк (как и все) испытал колоссальный отток депозитов. 63% оттока мы смогли покрыть за счет своих резервов, а 37% – за счет рефинансирования от НБУ (в свете этого задумайтесь, как нелепо звучит обвинение в том, что рефинансирование "вывели в офшоры").

С начала кризиса наш банк получил рефинансирование на сумму 30.2 млрд грн. Когда Гонтарева возглавила НБУ, она повысила кредитную ставку до 28-32% годовых! И это вместо того, чтобы, наоборот, поддержать банки в кризис, как это делают центробанки во всем мире!

Цинизм также заключался в том, что для других крупных банков ставка рефинансирования в 2016 году была снижена.

Согласно своему же постановлению НБУ должен был снизить ставку и для нашего банка, но под разными предлогами так это и не сделал. В итоге наш банк платил огромные проценты за кредит, который мы были вынуждены взять во время войны, выплатив в общей сложности на момент национализации 11.1 млрд. грн. тела кредита и 13.1 млрд. процентов. А эти деньги, конечно, ой как помогли бы нашему банку во время  кризиса.

Постулат 5

Государство инициировало ряд информационных атак, которые приводили к панике среди наших клиентов.

В течение двух последних лет наш банк пережил семь информационных атак на тему "ПриватБанк национализируют".

Каждая такая атака приводила к оттоку средств из нашего банка. Последняя атака была спровоцирована Гонтаревой, когда она собрала на закрытое совещание ведущих банкиров и экспертов и рассказала им о том, что ПриватБанк могут национализировать, пустив, таким образом, очередную волну слухов, которую с удовольствием подхватили СМИ во главе с Интером.

В результате мы получили классическое самоисполняющееся пророчество. Наши клиенты начали изымать деньги в таком темпе, что пережить это уже было невозможно. Продолжение вы знаете.

После того, как мы поняли, что эта паника ставит под угрозу деньги наших клиентов, мы обратились к Министерству финансов с предложением о добровольной передаче банка.

Главный постулат

С приходом к власти, Гонтарева вела целенаправленную политику по уничтожению нашего банка.

Помимо приведенных в этой статье фактов, НБУ каждый день придумывал новые способы, как помешать нашей работе. Все это время наша команда занималась не тем, чтобы качественно обслуживать клиентов и бороться с кризисом, а тем, чтобы постоянно отбиваться от враждебно настроенного регулятора.

Зачем НБУ это делал? Мы не знаем. Первая версия заключается в том, что банк отобрали в рамках очередного передела собственности. Вторая версия заключается в том, что команда Гонтаревой искренне считала, что главная миссия НБУ состоит не в развитии экономики страны (например, путем стимулирования кредитования), а в "чистке" рынка.

Конечно, важную роль сыграло личное отношение Гонтаревой к Игорю Коломойскому. По Киеву ходят легенды о том, как сильно она его ненавидит, и как она давала понять, что готова на все, чтобы разрушить его бизнес.

Многие также часто ссылаются на то, что МВФ, ВБ и прочие международные организации приветствовали решение о национализации нашего банка. Мол, это якобы указывает на то, что все справедливо. Это ошибка.

Все эти организации привыкли доверять данным от центральных банков. Вполне ожидаемо, что когда НБУ так откровенно манипулировал цифрами, наши международные партнеры с готовностью соглашались на вариант национализации.

Также заметим, что от этой политики НБУ в первую очередь выиграли банки с российским капиталом. Примечательно, что с момента начала войны против России доля капитала российских банков (включая "люксембургскую" Альфу) увеличилась почти в два раза.

Какими бы ни были мотивы руководства Нацбанка, своей цели они достигли.

Теперь, когда вы ознакомились с альтернативной точкой зрения на эти события, вам решать, кто прав в этой дискуссии.

Экс-правление ПриватБанка

http://www.pravda.com.ua/articles/2016/12/22/7130625/

P.S.

Не соскучишься, не правда ли? Кстати, версия рейдерского захвата ПриватБанка Порошенко и Ко уже выдвигалась в «Отражениях». Ее автором была депутат горсовета от «Самопомощи» Анна Позднякова. Что ж, будет следить за развитием этого поистине криминального сюжета и впредь. Думаю, нам откроется немало интересного и поучительного.

В.Б.


 

Добавьте новый комментарий