Внимание! В меню нашего интернет-портала появилась опция «Сетевизор». Если вы нажмете на эту кнопку, сможете смотреть в режиме онлайн программы четырех телеканалов – «NewsOne», «112-ый», «24», «ZIK». Не упускайте эту возможность!


 

Утопия или прогноз?

Утопия или прогноз?


Михаил Фрейдлин, сочинивший это публицистическое эссе, – безусловно неисправимый романтик. Вы с этим согласитесь сразу, как только начнете читать текст, который сегодня, спустя без шесть лет со дня его опубликования в печатном виде, можно смело отнести к жанру социальных утопий. В этом утверждении нет ничего, умаляющего значение размышлений автора, – всякий из людей, сосредоточенных на философско-экономической тематике, мечтал бы попасть в число утопистов, стремящихся подарить миру надежду…

Конечно, многие из реалий, на которые ссылается Фрейдлин, стали архивными раритетами. Как-никак, общество формата 2011 года и нынешнее разделяют революция и война. Но, странное дело, если не обращать внимания на какие-то детали, до которых сейчас никому дела нет, забыть о политических аллюзиях, лопнувших, как мыльный пузырь; не пытаться с позиций нынешнего дня оценивать политические мотивы, которыми руководствовалась Россия, завлекая Украину в Таможенный Союз, оказавшийся, в конечном счете, мертворожденным; не погружаться в анализ стратегии Януковича с его управляемой по понятиям экономикой, – то есть отказаться от прочтения статьи М. Фрейдлина через давно потускневшие от времени очки, мы обнаружим, что она вновь обретает острую злободневность.

С одной стороны, демонстрирует крайне привлекательную объединительную тенденцию, присущую этому толерантному автору, который всегда, во всех своих штудиях, предпочитал искать точки соприкосновения между не совпадающими политическим системами, экономическими моделями, социальными концепциями, нежели сталкивал бы их в прямом противодействии друг другу.

Во-вторых, возвращает нас к содержанию Будапештского меморандума, который по сути выдвигал идею внеблокового статуса Украины.

В-третьих, опираясь на учет особенностей психологии олигархата, понимание механизмов коррупционной экономики нынешней Украины и глубокое знакомство со спецификой взаимоотношений экономик хорошо развитых стран Западной Европы с хозяйственными структурами слабых партнеров, пригодных, по крайней мере, на начальном этапе, лишь на роли сырьевых придатков, – намечает возможный выход их естественного для нашей ситуации тупика.

Да, когда все это писалось, не было войны. Другие президенты рулили Украиной и США. Никто не подозревал, что до революции рукой подать. А если бы подобное озарение кого-либо и посетило, никому бы в голову не пришло, до какой низости могут докатиться пришедшие к власти на крови патриотов барыги.

И самое тут для меня любопытное то, что совершенно очевидное охлаждение взаимоотношений между Украиной и Европой, крайне неопределенная перспектива будущих контактов с американской администрацией, ощущение себя (со стороны чистых душ с нашей стороны) в известной степени обманутыми – и странами-гарантами по Будапештскому прошлому, и нынешними доброхотами в лице Олланда-Меркель-Столтенберга и пр. – с их вечной глубокой озабоченностью, когда нужно бы дать нам летальное оружие, а РФ отключить от расчетной системы Svift, – все перечисленное очень напоминает происходившее в 1932-1933 годы, во время Голодомора. И тогда Европа с Америкой, не предвидевшие обретение значительных выгод от торговли Запада со вновь народившимся слаборазвитым большевистским монстром, сделали вид, будто не замечают геноцида украинского, да и русского, народов; не знают-не ведают, что страна, сбросившая оковы царизма, прямо у них на глазах превращается в омерзительный концлагерь. Как судилось, – на ближайшие семь с лишним десятков лет.

Не напоминает ли это происходящее у нас за окном? Не выглядит ли ЕС столь же лицемерным, как в прошлом веке, и в значительно большей степени недальновидным. Не понимать, что Путинский режим, в случае успеха на Украинском фронте, никогда бы не остановился перед решением, пусть даже самоубийственным, наброситься на Европу (Прибалтика орде никогда не даст покоя!); что Украина – последний и единственный форпост на пути тупой, нерассуждающей силы, могут только неадекватные или слепоглухие политики.

Но если запретить себе излишнюю эмоциональность и начать рассуждать исключительно трезво, не отвлекаясь на политологические фантазии, оставаясь в рамках экономической парадигмы, придется признать, что всей этой публикой – и тут Фрейдлин как в воду глядел, – руководят сугубо практические, бизнесовые интересы.

Конечно, многое могло бы обернуться по-другому. В самом начале Революции достоинства поддержка международного сообщества, и моральная, и в материальном выражении, продиктована восхищением внезапным, никем не Западе не прогнозированном проявлением социальной активности широчайших народных масс – самосознания народа, не желающего быть униженным и оскорбленным. Тогда даже МВФ, организация-инструмент, с помощью которого получатели кредитов загоняются в общий строй для выполнения тех функций, которые им назначены хозяевами своеобразного «общака» – даже МВФ готов был, вопреки обыкновению, немалые долги и промахи нам прощать. Чем на это ответили мы чуть позднее? Тотальным воровством. Беззастенчивой коррупцией. Имитацией реформ. Разрушением экономики. Финансовым геноцидом тех, кто осуществил Майдан. И все это, вместе взятое, требует от нас, ввести корректирующий коэффициент, в негативные оценки реакции Запада на наше бедственное положение. Иными словами, – сами виноваты.

То же и с военно-политическим статусом. У Порошенко объявили, что собираются проводить референдум по поводу вступления в НАТО. Но это такое же фарисейство, как и его болтовня о так называемом, «безвизе», «децентрализации», «Минских соглашениях» и так далее. Понятное дело, будь мы членом НАТО, РФ пришлось бы несладко. Возможно, орда на нас и не напала бы. Но ведь уже совершенно ясно, что военный контингент Альянса на нашу землю не ступит и ногой. К чему референдум, если светлый облик обновленной Украины в глазах западных наблюдателей давно поблек? Причины те же – воровство и ложь. Да что вилять и выкручиваться?! Просто на днях руководством НАТО было четко сказано: пока откладываются даже консультации по поводу «дорожной карты» (ненавижу эту терминологию), которую нужно пройти до того, как претендовать на полноценное участие в Альянсе. Причем, дистанция, разделяющая нас и НАТО, не менее велика, чем та, что лежит между нами и «безвизом». Я не говорю уже о теперь уже мифологическом вступлении в ЕС. Пока все это произойдет, минут долгие, долгие годы.

Так вот, если рассматривать старое эссе Фрейдлина в контексте нынешнего дня, мы с удивлением обнаруживаем, что его утопия снова оживает, приобретает прогностические очертания, становится привлекательной, начинает притягивать к себе придирчивое внимание прагматиков. И это – главный мотив, отчего мне захотелось напомнить вам о нём именно сегодня, пока мы еще не ответили отцу нации, хотим в НАТО или нет. Не буду продолжать… Читайте. Потом, если захочется, поговорим.

В.Б.
 


 

«Соединенные Штаты Европы»: столица — Киев

Как бы вы отнеслись к союзу государств «от Атлантики до Тихого океана», если бы он состоялся? Много ли найдется в ЕС, Украине, России, других странах на евразийском пространстве противников такого сценария интеграции и много ли сторонников?

Несмотря на множество «если», с каждым годом все более отчетливо просматриваются контуры того, что около века назад было предсказано в геополитической судьбе европейских народов и их ближайших соседей, — «Соединенных Штатов Европы».

Очертания этого образования становятся особенно заметными в условиях разворачивающегося межконтинентального соперничества за природные ресурсы и рынки сбыта, жесткой конкуренции в инновационной сфере и экономике знаний. Может быть, поэтому так непросто найти выверенное, сбалансированное решение Украинской державе, ее власти: в какую сторону двигаться, оставаясь при этом в центре Европы? В одной стороне — высокие образцы качества жизни: развитая демократия, свободы, материальный достаток и высокая продолжительность жизни; даже коррупция и судейская власть «в норме». В другой — родичи и друзья, природные ресурсы и налаженная кооперация, такие же проблемы и такое же стремление к высоким жизненным стандартам.

Ситуация очень непростая. Украина стоит на политическом и экономическом распутье в раздумьях, куда правильнее интегрироваться — в ЕС или в Таможенный союз Беларуси, Казахстана и России. В обществе широко и эмоционально обсуждается, какой вектор интеграции более выгоден — европейский или евразийский. И если одна часть общества в каком-либо из них видит минусы, то другая, наоборот, — плюсы.

К большому сожалению, европейский и евразийский курсы рассматриваются только с точки зрения «либо — либо» — исключительно как альтернативные направления выбора. И это при том, что и та и другая части общества ставят перед собой, в общем-то, одну и ту же цель — достижение европейского качества жизни, только идти к этой цели предлагают разными путями. А альтернативный курс оценивают — каждый с противоположной стороны — как угрозу колонизации страны, утрату ее экономического суверенитета.

Рассмотрим европейский вектор интеграции. Как хорошо, казалось бы, объединиться с Европейским Союзом и зажить по-европейски. Однако наше естественное стремление сталкивается с другим таким же естественным, но встречным стремлением.

У развитых стран, в том числе и в ЕС, устоялся стереотип отношения к экономически слабым странам. Этот стереотип обусловлен конкурентной борьбой за ресурсы и рынки сбыта, необходимостью обеспечивать воспроизводство качества жизни своих граждан. И чем выше достигнутый уровень жизни, тем жестче конкуренция, тем сильнее стремление извлечь максимум выгоды для себя из ресурсоемких, но слаборазвитых стран.

Такая конкуренция всегда находит слабые звенья в глобальной системе. Это естественный закон экономической природы, конкурентной борьбы. И здесь государственный эгоизм, даже с европейским лицом, — вещь тоже вполне естественная, объективная и понятная. Трудно представить, чтобы развитые державы способствовали технологическому обновлению слабых, но ресурсоемких стран, чтобы затем они выступили конкурентами на мировом рынке.

Так уж устроена мировая экономика: развитые страны заинтересованы взаимодействовать с экономически слабыми только в двух направлениях — в импорте сырья с низкой добавленной стоимостью и экспорте готовой продукции с высокой добавленной стоимостью

Напротив, используются любые инструменты торможения их экономической модернизации. Наращивается экспорт готовых изделий к нам, «ненавязчиво» оказывается финансовая «помощь» со стороны МВФ, требующего взамен ограничить государственное финансирование программ развития, провести повсеместную либерализацию внутреннего рынка и приватизацию госсобственности, в том числе и естественных монополий, с участием иностранного капитала.

Так уж устроена мировая экономика: развитые страны заинтересованы взаимодействовать с экономически слабыми только в двух направлениях — в импорте сырья с низкой добавленной стоимостью и экспорте готовой продукции с высокой добавленной стоимостью.

Это позволяет им поддерживать конкурентоспособность своих экономик и высокий уровень жизни своих граждан. Покупая готовую продукцию из развитых стран, мы вынужденно оплачиваем их научно-технический прогресс и высокие социальные стандарты.

«Одомашнивание» чужих экономик развитыми странами проводится по всем правилам военной науки. Вначале производится «артподготовка»: с помощью экспорта готовых изделий повседневного спроса происходит развал чужих производителей. Затем в страну входит иностранный капитал и создает свои предприятия на чужой территории. Происходит цивилизованная экономическая оккупация, или колонизация (дело ж не в терминах!) стран, которые теряют при этом экономический суверенитет, а вслед за ним и политическую «невинность».

Создание Зоны свободной торговли с ЕС заметно ускорит такое «одомашнивание» нашей экономики. Украина не продает в Европу самолеты, компьютеры, корабли, станки с ЧПУ. Вместо этого туда поставляется дешевая рабочая сила и сырье. Соглашение об упрощенном ввозе в ЕС товаров на руку только украинским химикам, металлургам и тем аграриям, которые производят зерновые, подсолнечное масло, семена. Для них отечественный рынок вторичен.

А вот, например, мясо и мясопродукты, другое продовольствие мы импортируем, разваливая тем самым свое сельское хозяйство и продовольственную индустрию. Процитирую одного из ведущих экономических экспертов Михаила Хазина: «Как только Украина создаст ЗСТ с Европой, произойдут два события: первое — в Украине исчезнет сельское хозяйство, как оно исчезло в Болгарии, а во-вторых — Россия закроет свои границы. России не нужны беспошлинные турецкие и иные товары на своей территории. И что тогда будет продавать Украина — я вообще не понимаю, потому что то, что ей предложила Европа в качестве обязательных квот, это слезы: несколько сот тысяч тонн проката при том, что Украина выплавляет миллионы тонн, — это несерьезно. Я считаю, что для украинской экономики это — катастрофа».

Когда земля сельскохозяйственного назначения станет у нас предметом оборота, то деградирующее сельское хозяйство легко будет завоевано иностранным капиталом

Чтобы говорить о перспективах свободной торговли с ЕС, достаточно взглянуть на результаты членства Украины в ВТО. За эти годы она в значительной степени потеряла внутренний рынок. Поэтому вступление в Зону свободной торговли с ЕС ведет к утрате экономической, а вслед за этим и политической независимости.

Такой интеграционный сценарий Украине уж точно не подходит, если только не идти навстречу пожеланиям нуждающихся в ЕС олигархов, которым принадлежит 90% собственности в стране и чьи деньги находятся под контролем за рубежом. Но и им следовало бы задуматься о том, что запасы невоспроизводимых природных ресурсов близки к исчерпанию. С каждым днем дорожают энергоносители и транспортные расходы, производственные фонды изношены, продукция не соответствует современным экологическим нормам. Еще немного, и нашу продукцию с европейских рынков окончательно вытеснят Китай и другие успешно развивающиеся страны, занимающиеся модернизацией своей экономики.

Когда же и земля сельскохозяйственного назначения станет у нас предметом оборота, то деградирующее сельское хозяйство легко будет завоевано иностранным капиталом. Плодородие земли — практически единственный воспроизводимый природный ресурс Украины — в условиях надвигающегося продовольственного дефицита в мире и роста цен на продовольствие окажется в руках тех же ЕС, США, Китая. И что тогда? Украина окончательно превратится в продовольственно-сырьевой и трудовой придаток. Жизнь подавляющего большинства населения будет поддерживаться на уровне жизни второсортных «банановых» стран. Следовательно, такое интеграционное стремление за европейским счастьем чревато украинским несчастьем.

Альтернативное направление интеграции — Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана, Евразийский экономический союз (ЕврАзЭС).

Сегодня страны бывшего СССР на геоэкономической «шахматной доске» имеют статус пешек. И, находясь в сходном экономическом положении на мировой арене, они кровно заинтересованы друг в друге. И не только из «братской любви», но сугубо прагматически — для объединения своих пока невысоких возможностей в более сильные «локти развития», чтобы энергичнее и успешнее продвигаться на мировые рынки, в том числе высокотехнологичной продукции. Только тогда у наших стран-пешек появится шанс пройти в ферзи или хотя бы в фигуры более высокого ранга.

Внутри другого «ЕС» — нового Евразийского союза — интеллектуальные, природные, трудовые и финансовые ресурсы могли бы, свободно перемещаясь, замкнуться на их же внутренние рынки и производства. В результате — рост ВВП, создание совместных институтов развития, производственно-технологических комплексов, производящих продукцию с высокой добавленной стоимостью.

Вхождение в Таможенный союз еще и прямо противоречит экономическим интересам отечественного крупного бизнеса, чей сырьевой экспорт зависим от «настроения» западноевропейских партнеров

Создалась бы реальная возможность совместно реализовать «стратегию опережающего развития», перестать служить сырьевым придатком чужих экономик, «отвоевать» рынки сбыта, и прежде всего у себя дома.

Кстати, прошедший год и первый квартал этого показали высокую экономическую эффективность Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана. Товарооборот между ними увеличился за это время в среднем на 50%.

Так что самый короткий маршрут к европейскому качеству жизни, интеграции в Европейский союз на самом деле лежал бы через союз Евразийский. Благодаря экономической синергии внутри ЕврАзЭС мы смогли бы потом все вместе интегрироваться и в Европейский Союз, но уже на равных (без очереди для слабых стран-просителей) и на устраивающих нас условиях.

Казалось бы — сплошные плюсы. Вот только путь этот для сегодняшней Украины нереален. В обществе вокруг интеграционного выбора бушуют слишком сильные, зашкаливающие политические страсти, оно расколото на сторонников и противников евразийской интеграции. А вхождение в Таможенный союз еще и прямо противоречит экономическим интересам отечественного крупного бизнеса, чей сырьевой экспорт зависим от «настроения» западноевропейских партнеров.

Больше того, выбрав одно из двух направлений, страна неизбежно станет геополитическим «яблоком раздора», окажется «между молотом и наковальней» с вполне предсказуемыми негативными последствиями. Практически неизбежной в этом случае становится и большая торговая война на Европейском континенте. И это невыгодно ни Украине, ни нашим соседям как справа, так и слева. Такая новая «Троянская война» внутри «большой Европы», да еще с таким «троянским конем», как Украина, будет выгодна разве что глобальным стратегическим «партнерам» европейцев с других континентов.

Выбрав одно из двух направлений, страна неизбежно станет геополитическим «яблоком раздора», окажется «между молотом и наковальней» с вполне предсказуемыми негативными последствиями

Так зачем же нам вообще выбирать из этих двух вариантов?! Украинскому руководству следовало бы предложить ЕС и ЕврАзЭС перейти к обсуждению третьего — общеевропейского интеграционного сценария, первым этапом которого было бы создание зоны свободной торговли на всем общеевразийском пространстве. И до окончательного решения вопроса ни создавать Зону свободной торговли с ЕС, ни вступать в Таможенный союз ЕврАзЭС. Такое решение, при небольших первоначальных внешнеполитических издержках, существенно ускорит общеевропейский процесс интеграции, предотвратит «экономическую осаду» Украины, которая неминуемо ждет ее в случае альянса с тем или другим союзом.

И для успешной реализации такого сценария имеются все предпосылки! Наша страна благодаря своему удачному расположению наделена ценнейшей геополитической рентой — уникальной возможностью извлечь «сверхдобавленную стоимость» из использования своих природно-географических преимуществ. И, конечно же, не только и не столько из известных всем транспортных коридоров, сколько в качестве дипломатической «прихожей», интенсивного использования статуса внеблоковой державы (как в военном, так и в геоэкономическом смысле!) по всем политическим азимутам.

Речь идет о том, что нашу невозможность примкнуть сейчас ни к одному из лагерей имеет смысл рассматривать не как проблему и беду, а наоборот — как уникальную возможность, из которой можно и нужно извлечь стратегические выгоды!

Такой выбор может быть началом пути к благоденствию. И здесь одна надежда — на здравомыслие украинских политиков и олигархов, научной элиты и общественных деятелей.

Внеблоковый выбор — единственно возможный «общий знаменатель» для разнонаправленных политических предпочтений как в нашей стране, так и на западе и востоке Европы. Он предопределит итоговое интеграционное решение, устраивающее всех (!) европейцев, живущих как в развитых странах, так и в пока экономически слабых, но потенциально сильных, ресурсоемких странах евразийского пространства с унаследованным от СССР обществом с высоким коэффициентом интеллекта (IQ).

И внутриполитическая, и внешнеполитическая ситуация подсказывает Украине «третий» — экономически внеблоковый — путь. Ведь обладает же она внеблоковым военным статусом, не вошла же ни в НАТО, ни в ОДКБ. Такой же подход надо использовать и в геоэкономической политике. И тогда ей будет принадлежать «золотая акция»!

В этом случае собственные интересы Украины не будут противоречить ни стратегической линии российского руководства, неоднократно заявлявшего о своем желании создать Зону свободной торговли «от Атлантики до Тихого океана», ни политике Европейского Союза, испытывающего нарастающую конкуренцию со стороны США, Китая и др.

Внеблоковый выбор — единственно возможный «общий знаменатель» для разнонаправленных политических предпочтений как в нашей стране, так и на западе и востоке Европы

Такой «экономический нейтралитет» позволит нам, с одной стороны, не испортить дружественных отношений с Россией, получить дополнительные преференции в торговле с ней, активизировать взаимодействие в инновационной сфере, в реализации совместных стратегических проектов развития. А с другой — ЕС в любом случае свои отношения с нами будет выстраивать не как сотрудничество равного с равным, а исходя из рыночной конъюнктуры и коммерческой выгоды. Ну а соответствовать требованиям современного рынка можно только благодаря технологической модернизации производства, снижению энергетических и других затрат, а не благодаря выделяемым квотам и таможенным преференциям, которые в любой момент могут быть аннулированы.

Не стоит спешить «в объятия» Европы. ЕС никуда не денется, поскольку в условиях жесткого соперничества со своими заокеанскими партнерами объективно заинтересован в ресурсном и интеллектуальном «приданом» Украины, так же, как и России, и других стран ЕврАзЭС. Европа неизбежно согласится создать общеевразийский союз с объединением потенциалов участников на выгодных для всех «брачных» условиях.

И на западе, и на востоке от Киева ждут мудрых внешнеполитических решений, которые смогли бы согласовать, сбалансировать интересы всех стран — участников интеграционных процессов в ЕС и в ЕврАзЭС. Процессов, пока что, к сожалению, изолированных друг от друга.

Правильно сделанный «за всю Европу» общеконтинентальный выбор Украины положит начало и ее собственному технологическому и экономическому ренессансу, такому же прогрессу в странах ЕврАзЭС, и одновременно обеспечит воспроизводство высоких стандартов жизни в развитых европейских странах. Более того, опираясь на интеллектуальный, пространственный и ресурсный потенциал Евразии, страны западной демократии приобретут реальную возможность противостоять экономическому натиску со стороны и североамериканского «партнера», и быстро развивающегося Китая, других успешных мировых экономик — Европа приобретет дополнительные конкурентные преимущества на мировой арене.

Именно выбор Украины должен стать началом интеграционного процесса в общеевропейском масштабе. Тогда мы станем центральным государством в общеевропейском, правильнее сказать, общеевразийском союзе государств, в составе будущих «Соединенных Штатов Европы» со столицей в Киеве

А приобретением евразийских стран от западных партнеров будет ускоренная технологическая модернизация, рост качества жизни населения. Существенным инновациям подвергнется и внутриполитический уклад — будет демократизироваться общественное устройство, совершенствоваться судебная система, социальная инфраструктура, искореняться коррупция.

Все это отвечает чаяниям не только украинцев и россиян, других дружественных народов, но и декларируемой геополитической миссии развитых европейских стран.

Именно выбор Украины должен стать началом интеграционного процесса в общеевропейском масштабе. Тогда мы станем не просто одной из многих стран в составе ЕС или ЕврАзЭС, а центральным государством в общеевропейском, правильнее сказать, общеевразийском союзе государств, в составе будущих «Соединенных Штатов Европы» со столицей в Киеве.

Михаил Фрейдлин


 

Добавьте новый комментарий