Внимание! В меню нашего интернет-портала появилась опция «Сетевизор». Если вы нажмете на эту кнопку, сможете смотреть в режиме онлайн программы четырех телеканалов – «NewsOne», «112-ый», «24», «ZIK». Не упускайте эту возможность!


 

Ах, Одесса! Нужно ее спасти!

Ах, Одесса! Нужно ее спасти!

Наш постоянный автор – Валентин Продаевич, по-прежнему склонный к сюрпризам, отыскал где-то в сети и выложил на своей странице в Фейсбуке чрезвычайно любопытный документальный фильм об Одессе, снятый в 1935 году французом Жаном Лодсом. Лента долго считалась утраченной, но была обнаружена в 2001 году,  в Германии. Аннотация к ней сообщает, что архивная работа была посвящена началу широкомасштабного благоустройства города. Однако сегодня, в современном контексте, этот кинодокумент приобрел несколько иное значение.

Такова судьба вообще любого документированного свидетельства той либо иной эпохи. Будучи произведенным на свет как обыкновенная хроника, фиксирующая злобу дня, всякая кинопленка, например, по прошествии времени становится в ряд бесспорных доказательств одной из исторических концепций полузабытого прошлого; превращается в неоценимый артефакт, повествующий о том, как и ради чего жили люди задолго до нас, дающий реальную возможность рассмотреть в исторической ретроспективе и трезво оценить для себя драматические ошибки и счастливые приобретения общества в ходе его взросления. В этом смысле фильм «Одесса», снятый на «Первой Одесской комсомольской кино-фабрике», не исключение.

Отбросим в сторону парадные, неизбежные для времени производства ленты публицистические подробности, свидетельствующие о том, что благоустройством города занялись исключительно по инициативе товарища Сталина, о поразительных, не сравнимых с опытом других стран успехах отечественной науки или солнечном детстве советской детворы.  Эта пафосная информация, не имеющая к подлинной жизни ни малейшего отношения, была в ту пору необходимым условием   художественного творчества, и обсуждать тут, в принципе, нечего.  Куда важнее для нас сегодня другое.

Промышленность действительно развивалась. Порт работал в полную силу. Фактически формировалось морское торговое пароходство с его поразительной спецификой – постоянными грузовыми линиями, связывающими Одессу и, вообще, страну с  десятками портов по всему земному шару. Действительно существовали пионерские лагеря и санатории, где отдыхала детвора и рядовые  советские  труженики. А Одесса была и впрямь «Южной Пальмирой», как умильно сообщает нам не устающий восхищаться успехами Софьи Власьевны диктор, читая, между прочим, не чей-то, там, дежурный текст, а комментарий, написанный рукой Исаака Бабеля, что, конечно же, не извиняет банальности и примитивности этой «халтуры» писателя.

Иными словами, при знакомстве с обыкновенной хроникой, которая стала неумолимым документальным свидетельством эпохи, каждый из нас, если позволит себе быть честным и последовательным, неизбежно испытает сожаление о глупо и бессмысленно утраченном нашими предшественниками, и особенно за двадцать шесть лет после обретения независимости. В духовном смысле нация (но, упаси Боже, не ее «очильники», «керманычи», лидеры, элита, чтоб всем им пусто было!) несомненно повзрослела – зреет гражданское общество, которое, скорее, рано нежели поздно, положит конец бардаку, болоту, грязи, в которой мы вынужденно и тяжело барахтаемся. Однако коррупция, тотальное воровство, примат жульнической торговли над созидательной деятельностью любого иного свойства, стали в Украине по своим масштабам равными – я скажу сейчас страшную вещь – геноциду народа, достигшему апогея   в 1937 году и длившемуся без перерыва на войну до самой смерти кремлевского таракана.

Понимаю, прекраснодушные фиоритуры киношников, демонстрирующих нам довоенную Одессу, еще не разрушенную, не доведенную до ручки чередой рукосуев, занимавших пост руководителей горадминистрации; Одессу великих западных инженеров,  архитекторов, градоустроителей, которые были куда большими патриотами, чем сменившие их поколения совслужащих, -- эти восторженные здравицы процессу социализации, просвещения едва выбравшихся из хаоса гражданского противостояния масс, в кратчайшие сроки шагнувших со ступени раннего советского феодализма в эпоху активной индустриализации, откровенно спекулятивны. Они в описании общественной атмосферы расцветающего людоедского сталинизма   бесконечно далеки от правды. Но перед авторским коллективом этого скромного фильма стояли иные задачи. От него не требовалось достоверности и критического отношения к жестокой действительности.  И потому он интересен совсем иным.

Согласитесь, Одесса, представшая перед нами на  экране, -- блеклые городские пейзажи (старая пленка уже еле дышит); картины не застроенного безобразными высотками побережья: улицы, засаженные  молодыми платанами и акациями, не угрожающими гибелью пешеходам и автомобилям;  тяжело дышащий, рабочий порт, еще не знающий, что будет заставлен консервными банками воровских (я имею в виду госбюджет) зернотерминалов, отравляющих центр биологической пылью; Потемкинская лестница, до которой пока не добрались горе-реставраторы -- все это прекрасно и удивительно. И почти утеряно нами, умными, современными, социально активными, изо всех сил спешащими в Европу.

От сознания собственного идиотизма становится страшно. А еще страшнее, когда задумываешься о том, почему горожане, – а они будут смотреть эту старую ленту, восторженно цокая языками, -- не воспрепятствуют злой, разрушительной силе местной мэрии, из-за которой от нашей замечательной Одессы скоро останутся лишь рожки да ножки; не выйдут на улицы многотысячными колоннами, не попрут отсюда шайку Труханова, как бы его ни крышевал наш главкондитер, поганой метлой?!   Впрочем, это вопрос риторический. Смотрите фильм…

В.Б.

 

Добавьте новый комментарий