Внимание! В меню нашего интернет-портала появилась опция «Сетевизор». Если вы нажмете на эту кнопку, сможете смотреть в режиме онлайн программы четырех телеканалов – «NewsOne», «112-ый», «24», «ZIK». Не упускайте эту возможность!


 

Художник от Бога

 Художник от Бога

Не помню, каким образом мы увиделись в Фейсбуке. Скорее всего, я, очарованный работами живописца Анжелики Привалихиной, ее портретами, пейзажами, натюрмортами; их избыточной, невероятной, столь редкой в нашу рациональную пору самодостаточной красотой, напросился в друзья сам. И теперь испытываю чувство странной, необъяснимой тревоги, когда она надолго исчезает из «френд-ленты» и та, переполненная тревожной, болезненной, по нынешним временам, информацией, становится еще более мрачной, тускнеет, начинает отдавать безысходностью. Слава богу, это не длится слишком долго. Анжелика, щедро делясь своими ощущениями со всем белым светом, снова выставляет на всеобщее обозрение какое-нибудь свое полотно, и пространство Фейсбука озаряется почти ирреальным светом.

А. Привалихина, конечно же, художник, укорененный в плодоносной почве русской реалистической школы. Особенно внятно это ее свойство проявляется в портрете, всегда мастерски написанном, иконографически достоверном, но, вместе с тем, устремленном к чему-то куда более важному и значительному, нежели моментальное сходство с натурой.  Художника занимает не только внешний ее облик, хотя она и не позволяет себе грешить против того, что завещано природой, но -- душа портретируемого, жизнь его духа, психика, и все это в свернутом, если можно так выразиться, закодированном виде содержится в таинственной многокрасочной, иногда сумрачной, иногда светящейся, то приглушенной, то пронизываемой яркими просверками глубине полотен.

Для того, чтобы поверить мне, достаточно, наверное, остаться, пусть ненадолго, наедине с портретом Валерии, дочери А. Привалихиной, настолько нежном, чувственном и в повествовательном смысле многозначном, что расставание с ним становится чуть ли фактом вашей биографии.

Произнося слова «художник-реалист», я отнюдь не опасался вызвать иронию у высоколобых концептуалистов, которые и  к  великой классике относятся нынче в лучшем случае снисходительно. Реалистичность полотен А. Привалихиной не имеет ничего общего с «мастерским школярством» некоторых современных живописцев, ухвативших  манеру своих хрестоматийных предшественников лишь в самых общих чертах и с успехом  малярствующих в области дорогостоящей «заказухи».

Анжелика предельно раскована в выборе  выразительных средств, необходимых ей для  решения поставленных перед собою, безумно трудных художественных головоломок. Ее техника мелких, коротких, своевольно ложащихся мазков, чаще густых и сочных, а то и нанесенных почти сухой кистью,  отличается совершенно невероятной, нервной виртуозностью. Палитра ее широка и, кажется, пренебрежительно опровергает многие из банальных правил смешения красок.   Смелость в передаче владеющих ею чувств не знает границ. Плоскость полотна пульсирует, мерцает, дышит, слепит, кружит голову, вовлекает в бешеный водоворот бытия -- именно бытия, ибо подобное многоцветье, если оно действительно возможно, могло случиться лишь на заре формирования нашего бренного мироздания. Всё это вы легко обнаружите в многочисленных пейзажах А. Привалихиной – от пропитанного дождевой влагой изображения Соловецкого монастыря, странной, деформированной воронки Галилейского моря до трепетно-золотистых Венецианских миражей.

Наши возможности в восприятии вещного мира, в силу физиологической ограниченности потенциала человеческой перцепции, достаточно скромны. Формирование разнообразных образов среды обитания происходит в процессе обыденной жизни на основе ассоциативной связи зафиксированных органами чувств ее немногих признаков с кладовой личного опыта, припрятанной в  мозгу. Происходит это точно так же, как описано в широко известном примере создания Чеховской картины светлой ночи с помощью двух включающих в воображении ассоциативные цепи подробностей, – отблеска луны на осколке разбитой бутылки и тени мельничного колеса.

Что же делает А. Привалихина? Прямо противоположное. Она каким-то диковинным, образом собирает в своем пейзаже или натюрморте все на самом деле существующие, имеющие место в реальности колористические нюансы, и вылепив из этого материала свое сюжетное пространство, опять-таки, совершенно непостижимым, мистическим путем сообщает зрителям способность, я бы сказал, «божественного зрения», когда то, что мы обычно видим фрагментарно и по-разному,  воспринимается совершенной целостностью, рождая иллюзию восхитительного «сверхчувствования».

Понимаю, что, выражаюсь, быть может, не вполне ясно. Но, надеюсь, не настолько, чтобы не понять, как хороши и талантливы работы А. Привалихиной. Согласитесь,  большая удача для искусства, что она не только неустанно пишет, но и преподает. В интернете нетрудно найти информацию о ее мастер-классах, которые чрезвычайно полезны для тех будущих живописцев, которые не помещают между собою и действительностью искажающей последнюю  «завиральной» преграды, а хотят видеть жизнь такою, какова она есть, была и будет.

Коротко писать об А. Привалихиной очень трудно, потому что она - весьма сложный художник и, насколько я могу судить, искренне верующий человек, в связи с чем сделанное ею выглядит еще и своеобразным, высоко нравственным послушанием. Уверен, пройдет не так уж много времени, и кто-либо из молодых теоретиков изобразительного искусства возьмется за монографию об этом мастере. Ну, а пока этого еще не случилось, многие ценители живописи, я уверен в этом, поздравляют своих близких по случаю праздников, копируя цветы с ее натюрмортов, которые, кажется, источают тончайший аромат. Как она этого добивается, известно только ей…

Валерий Барановский


 

Добавьте новый комментарий