Внимание! В меню нашего интернет-портала появилась опция «Сетевизор». Если вы нажмете на эту кнопку, сможете смотреть в режиме онлайн программы четырех телеканалов – «NewsOne», «112-ый», «24», «ZIK». Не упускайте эту возможность!


 

Глядя из нашей молодости…
Эту публикацию я размещаю в рубрике «культура», что называется, недрогнувшей рукой. И не только оттого, что речь в ней идет о книге, переполненной артефактами литературы вообще и поэзии, в частности, изобразительного искусства, духовной нашей истории,  найденными или, вернее, сотворенными автором в процессе журналистской деятельности, издательской практики, особого рода букинистического собирательства, но и потому, что сама она, книга эта, - трогательный и чистый артефакт культуры. 
Кто мы? Куда идём?
Фото-книги сейчас большая редкость. Как, собственно, и фотоальбомы. Помню, было время, когда за довольно часто выходившими в свет альбомами «Iterpress foto» мы гонялись, высунув язык. Спустя годы, я десятка полтора скопившихся у меня изданий продал букинистам за немалую сумму. Сейчас жалею. Но тогда деньги пришлись очень кстати.  Замечу только, что популярность этих книг была связана с тем, что они являлись прямой антитезой постановочной фальшивке.
И это – бессмертие…

Три года как Анны Полторацкой нет с нами. Для меня, как и для многих из одесситов, моих друзей Анна – личное воспоминание. Буду честен. Мне не нравится, когда на всеобщее обозрение выкладываются чувства, касающиеся узкого круга лиц и никакого отношения не имеющие к людям, мало знакомым с предметом чьих-то переживаний.

Роман Бродавко
Это очень странная книжка. Кажется, будто она написана тремя разными людьми.  И это стало бы неразрешимой головоломкой, если бы между тремя абсолютно несхожими частями маленького сборника не ощущалось скрытого родства; если бы они не были одинаково погружены в почти невесомую, нежную, согревающую душу субстанцию любви.  К чему?  Да ко всему на свете. Если хотите, – к тайным тайнам человеческого существования, восхитительным и непостижимым.
Татьяна Щербина
Пресытившиеся политикой наши читатели, вероятно, хотели бы перевести дух, хоть ненадолго отвлечься от созерцания картины нравственного распада, которая неизбежно возникает в пору серьезнейших общественно-социальных потрясений и только потому не ввергает нас в сумасшествие, что, как ни удивительно, в этом хаосе вызревают новые идеалы. И, стало быть, есть надежда, что это пока еще не конец мира и бросаться с крыши рановато.
Не лишайте себя радости

Сегодня вы стали свидетелями редчайшего для нашего портала случая.  Мы публикуем без каких-либо изъятий достаточно давнюю статью. Дело в том, что это отклик на премьеру моноспектакля «Монолог для тихого голоса», сыгранного великолепной актрисой Кариной Шрагиной-Кац по пьесе умного и тонкого драматурга Игоря Божко и срежиссированного талантливым Геннадией Скаргой. Не будет искажением истины утверждение, что спектакль этот был праздником для театральной Одессы.

Это интервью кинорежиссера Андрея Звягинцева, который взобрался на кинематографический Олимп внезапно, после долгих невыразительных и разнонаправленных проб на предлежащей большому кино территории. Он что-то писал, снимался в эпизодах, размышлял, не вернуться ли в театральную режиссуру; месяцами, занимаясь самообразованием, смотрел чужие фильмы, и вдруг совершил рывок – выпрямился во весь рост на желанной вершине со своим триумфальным «Возвращением»…

Где твой Феллини, Карина?
Скажу для ясности сразу: драматургические экзерсисы Владимира Клименко (Клим), весьма популярного некоторое время назад режиссера, педагога, театрального экспериментатора, как, впрочем, всякое непрошенное вмешательство в классику, а особенно перелицовка или экстраполяция сюжетов известных произведений, выражающиеся в «дописывании» ситуаций, характеров, конфликтов, отнюдь авторами не предполагавшемся, вызывает у меня устойчивое неприятие….

Pages