Внимание! В меню нашего интернет-портала появилась опция «Сетевизор». Если вы нажмете на эту кнопку, сможете смотреть в режиме онлайн программы четырех телеканалов – «NewsOne», «112-ый», «24», «ZIK». Не упускайте эту возможность!


 

Мы всё еще хотим узнать правду

Мы всё еще хотим узнать правду

Статья, которая размещена ниже, датирована 11 августа 2015 года. В этот день 18 лет назад был убит один из самых известных украинских журналистов, редактор «Вечерней Одессы» Борис Фёдорович Деревянко. Как вы узнаете из публикации, еще два года назад, несмотря на то, что человек, назначенный следствием и его политическими кураторами киллером, давно сидел за решеткой, большинство вменяемых свидетелей этой трагедии, все еще не верили в версию, признанную официальными инстанциями единственной и достоверной.   Если я скажу, что не верят и сегодня, не слишком погрешу против истины.

Многих горожан, на глазах которых разворачивалась жизнь отважного и противоречивого редактора, вечного критика системы, из недр которой он сам, между прочим, и вышел, защитника (в прямом смысле слова) всякого униженного властью земляка (они действительно выстраивались к его приемной в длинные очереди), независимо от статуса обидчика, -- многих из единомышленников или, вернее, духовных «заединщиков»  Бориса Деревянко уже нет с нами. Но те, кто еще топчут землю, не исключая меня, по-прежнему глубоко убеждены в том, что грех убийства свалили на ни в чем не повинного, мягкотелого и потому угодившего под раздачу человека. А уж репортеру Юрию Иванову, представителю «Вечерки» на всех судах-пересудах, которого, в конце концов, обнаружили  мертвым на могиле собственной матери в весьма выразительной позе, со своим охотничьим ружьишком в обнимку, что-то было известно наверняка. Оттого он и стал «самоубийцей в прессе», завершив свое пребывание на этом свете в образе еще одной невинной жертвы грубого насилия, возвышенном и взывающем к отмщению.

Словом, минувшие со дня этой публикации два года ничего в нашем отношении к качеству расследования вызывающе наглого преступления не изменилось. Его заморозили, как только нашли кого назвать исполнителем, да так на том и остановились, не прислушиваясь ни к каким доводам, не принимая во внимание очевидных огрехов в работе правоохранителей. А ведь Б. Деревянко был в Одессе легендарной персоной, рискну сказать, не менее популярной, чем был бы Дюк де Ришелье, если бы каким-то чудом вдруг ожил. Он, деревенский парень, у которого поначалу вызывала пиетет и священный трепет  фигура какого-нибудь  начальника сельхозуправления (читайте исповедальные повести Деревянко), благодаря природным дарованиям и феноменальной работоспособности, чрезвычайно быстро поднялся на профессиональный уровень столичной журналистики, а в сфере общественной  деятельности стал равным по масштабу любому из популярных правозащитников. И не потому, что был избран однажды, на заре неуверенного становления демократии, депутатом Верховного Совета, а оттого, что удельный вес его личности, свойства воинственного, жесткого, но, в целом, справедливого при выборе решений характера, естественным образом выдвинули его на авансцену сотрясавших в ту переломную пору событий.

Спустя год после его гибели я попытался снять о нем документальный фильм. Результатом удовлетворен не был. И не потому, что не осилил довольно-таки пестрого материала, а потому что наша лента сама по себе флюсообразно разрослась, и это необратимо повредило ее восприятию. Но избежать досадного перекоса  композиции, нарушения внутреннего равновесия картины я не смог, вернее, не счел для себя возможным, ибо, прослышав, что кто-то записывает на видео отклики о  живом Деревянко, к нам бросилось с требованием непременно снять их и обязательно эти фрагменты использовать при монтаже немеряно хорошего, доброго, искренне любившего Бориса Федоровича народа. Лишь теперь, спустя восемнадцать лет, можно попробовать отредактировать ленту, тем паче, что окончательно стало ясным – никто об этом убийстве правды так и не не скажет. Ждать ее пока что не от кого. Точно так же, как нам не дождаться правды о гибели Вячеслава Черновола или Георгия Гонгадзе. Времена, понимаете ли, нынче стоят веселые. Это, с одной стороны. Но паскудные. Это – с другой. Прошло двадцать лет. Однако, что бы вокруг нас ни творилось, Борис Деревянко уже вошел в духовную историю нашей многострадальной страны. Хочется верить, что когда-либо наступит счастливый час, и  -- не нами, так другими – будет рассказано людям, как на духу, что там на самом деле произошло. Что именно повлекло за собой убийство. И кто нажал на спусковую скобу. Однако уверяю вас, стыдиться того, что мы узнаем об убитом  каким-то подонком редакторе нам не придётся.

В.Б.

Итак, - архивный материал:

Восемнадцать лет назад пал от руки наемного убийцы редактор газеты «Вечерняя Одесса» Борис Деревянко. Он вышел из машины за квартал от Дома печати, как делал это всегда по утрам, и медленно двинулся по холодку в сторону площади Независимости.  Убийца, вероятно, вынырнул сзади и выпустил в погруженного в свои мысли пожилого человека четыре пули. Жертву его крутануло на месте, и она рухнула навзничь на тротуар. Крови было немного. Постепенно вокруг собрались прохожие. Видно было, что они парализованы ужасом перед невероятным, неестественным, диким зрелищем брошенного смертью наземь, сразу как бы изменившего свою геометрию телом. Потом сбежались коллеги редактора. Кто-то плакал. Другие, сраженные циничной жестокостью происшедшего, молчали в немой тоске. После ворочали тело менты и санитары. Задирали рубаху. Разглядывали дыры с запекшимися краями, зияющие на неожиданно белом теле. Жестко шуршал целлофан, в который заворачивали то бездыханное и косное, что еще час назад было одним из самых умных, честных и задиристых редакторов страны. На это несчастье отозвались все газеты. Мы, желая максимально сохранить достоверность, публикуем сегодня одну из статей, которая вышла в «Зеркале недели» почти сразу после трагического события.

Выстрелы в спину

«Издательство «Черноморье», где находится «Вечерка», окрашено трауром. Нескончаемый поток к гробу с телом убитого журналиста… Одесса прощается с Борисом Федоровичем Деревянко, человеком беззаветно любившим свой город, свою работу, свою профессию, свою газету. Основатель «Вечерней Одессы», он являлся ее бессменным редактором на протяжении 24 лет и был самым известным журналистом в городе. Ему было всего 58 лет.

Выстрелы среди бела дня, время от времени сотрясающие Одессу, стали, к сожалению, привычным явлением. Но кровавая расправа над Борисом Деревянко, известным, уважаемым в городе человеком, повергла в шок.

Теперь уже нет никаких сомнений в том, что убийство журналиста, невероятно циничное и подлое по своему исполнению, является заказным, тщательно спланированным и профессионально выполненным. И это подтвердили правоохранительные органы. Он был убит четырьмя выстрелами из новейшего пистолета (калибр 5,45 мм) - оружия, с недавнего времени находящегося на вооружении спецподразделений. Убит ясным утром по дороге на работу на людной, шумной улице. он всегда, не доезжая квартала до редакции, выходил из машины и шел дальше пешком… Ни от кого не прятался, не скрывался он и в то трагическое утро - 11 августа.

Кто совершил это чудовищное преступление? Зачем и за что? Кому мешал Борис Деревянко? Кто стоит за спиной убийцы? На эти вопросы, никому не дающие покоя, правоохранительные органы пока не могут дать ответа. Как заявил начальник областного Управления внутренних дел Иван Григоренко, заказные убийства так быстро не раскрываются. (А раскрываются ли вообще?) Сейчас прорабатывается пять версий, заявил он, и основная из них связана с его профессиональной и депутатской деятельностью.

Однако убийство получило настолько широкий резонанс, что Одесса сотрясается от недвусмысленных заявлений, выпадов и намеков. Общественные организации, политические партии, руководители области - все те, кто выразили свое соболезнование, и коллектив «Вечерки» в том числе, назвали убийство Деревянко - политической расправой.

«Выстрелы в известного журналиста, редактора популярной газеты, активно и последовательно служившего истине и правде на протяжении долгих лет, - говорится в заявлении председателя Одесской областной государственной администрации Руслана Боделана, - свидетельствуют о том, что своими политическими взглядами, своей позицией, своими статьями Б.Ф.Деревянко перешел дорогу тем темным, зловещим силам, для которых человеческая жизнь ничто в сравнении с личными интересами, амбициями, ненасытностью капиталом. Становится все более очевидным, что преступный мир, подстрекаемый некоторыми силами, ставит своей целью террором и запугиванием насаждать в стране и Одесском регионе, в частности, смуту и беспредел, дикость и безмолвие».

Одесская областная организация Демократической партии Украины в своем соболезновании вообще заявила о том, что «накануне выборной кампании заказчики стремятся покончить с газетой и редактором, который принципиально и последовательно отстаивал справедливость и истину».

После похорон вечером по местному телевидению со специальным обращением к горожанам выступил мэр Одессы Эдуард Гурвиц.

«В Одессе немного людей, - сказал он, - упоминая которых не нужно называть ни должности, ни звания. Борис Деревянко был одним из них. Он создал, я бы даже сказал - родил газету, которая без малого четверть века оказывала большое влияние на общественное сознание такого непростого, многоликого города, каким является Одесса. Нас с Борисом Федоровичем не связывала ни давняя дружба, ни приятельские отношения. Более того, вся Одесса знает, что он был моим непримиримым оппонентом, беспощадно критиковал все, что, по его мнению, делалось не так или не совсем так. Временами чисто по-человечески мне было обидно, иногда я реагировал на это в том же стиле, в каком он меня критиковал. Сегодня можно только сожалеть, что мы так и не поняли друг друга. Но по большому счету все это сегодня и не имеет значения. Потому что нет таких общественных, политических и нравственных разногласий, которые стоили бы человеческой жизни. Скажу честно, что во мне боролись человек и чиновник, когда нужно было решить ехать или не ехать на гражданскую панихиду, проводить известного человека в последний путь. Как председатель городского совета, я должен был это сделать. Возможно, это сняло бы известное напряжение у друзей и почитателей Бориса Федоровича. По прямолинейной логике ведь получается так: раз убили противника Гурвица, то этот Гурвиц сейчас должен радоваться, или во всяком случае, не огорчаться… Как человек, я не мог не понимать, как бы реагировали на мое появление у гроба родные и близкие Бориса Федоровича…»

По мнению мэра Одессы, поскольку высказано мнение о том, что убийство Бориса Федоровича - убийство политическое, то авторы этой версии, как честные люди, должны назвать: какие политические силы, какие лица причастны или могли быть причастны к злодейскому расстрелу главного редактора «Вечерней Одессы», что наверняка поможет следствию.

По глубокому убеждению Эдуарда Гурвица, одной и, может быть, главной причиной смерти Бориса Федоровича Деревянко стала непрофессиональная, нерезультативная работа правоохранительных органов. Преступники поверили в свою безнаказанность, вседозволенность и собственное могущество.

Дело в том, что журналисты «Вечерки» и раньше подвергались нападению. Стреляли в Лебедева, дважды зверски избивали Чечика и были покушения на самого Бориса Федоровича. Но всякий раз, как заявил Гурвиц, правоохранительные органы якобы нападали на след, кого-то задерживали, но расследование затухало само по себе. А в общественном сознании оставалась зарубка на память - журналисты пострадали за критику. А критиковали все вышеназванные журналисты как раз городскую власть…

«Я отказываюсь, - сказал он, - понимать, как правоохранительные органы общим числом больше дивизии не могут поймать и посадить на скамью подсудимых преступника. Если в кратчайшие сроки убийца Бориса Деревянко не будет пойман, если это дело тихо перекочует в разряд нераскрытых преступлений, как туда перекочевали дела о покушении и избиении журналистов Лебедева, Чечика, Розова, то я буду намерен требовать от Президента нашей страны назначить руководителями правоохранительных органов города и области таких людей, которые умеют ловить бандитов».

Одесские журналисты, которые еще долго будут пребывать в состоянии шока от случившегося, все эти первые дни, слава Богу, удерживались от поспешных, непродуманных, скоропалительных выводов. Как заметил один из моих коллег: если кое-кто, сводя счеты с редактором популярной газеты, планировал стратегическую задачу - «взорвать» Одессу, нарушить весьма хрупкий баланс равновесия, которое с таким трудом поддерживается в городе, да и в стране в целом, то долг журналистов в первую очередь не поддаваться на эту изощренную провокацию.

Еще совсем недавно, когда противостояние между областными и городскими властями не знало границ, журналисты Одессы оказались по разные стороны баррикад. Доходило до смешного. На просьбу корреспондента показать, скажем, новые цены на жилищно-коммунальные услуги, у него спрашивали: «А вы за кого: за Гурвица или Боделана?»

Журналистов в эти дни, как это ни печально сознавать, объединило трагическое событие - убийство их коллеги. Какие бы фантастические версии не приходили им в голову, все они были единодушны в одном: кто бы ни управлял рукой киллера, неоспорим тот факт, что преступный мир, говорящий языком насилия, в последнее время все чаще и чаще выступает в спорах и конфликтах силой, которая решает исход дела. И в городе, где на киллеров большой спрос, судя по количеству выстрелов, раздающихся на улицах Одессы, создается впечатление, что правоохранительные органы действительно все время ищут черную кошку в темной комнате.

На раскрытие убийства Бориса Деревянко, говорят, брошены лучшие силы. Создана специальная оперативно-следственная бригада во главе с прокурором города А. Меденцевым, задействовано 175 человек. В расследовании принимают участие работники МВД Украины и Генпрокуратуры. Как заявил председатель облгосадминистрации Руслан Боделан, расследование дела находится под контролем руководителей государства.

На пресс-конференции, состоявшейся во вторник в областном управлении внутренних дел, журналисты сообщили, что правоохранительные органы располагают оперативной информацией о том, что за несколько дней до убийства изучался режим работы и маршрут следования редактора «Вечерней Одессы». Даже составлен фоторобот человека, которого якобы видели несколько дней подряд в районе убийства. Журналистам также сообщили, что задержан мужчина, подозреваемый в совершении заказных убийств на территории области, и следствие устанавливает его причастность к убийству Деревянко. тщательно просматриваются и изучаются в его рабочем кабинете и хранившиеся дома рукописи, документы, материалы и публикации.

Хочется верить, что усилия наших стражей порядка и законности не пропадут напрасно. Виновники убийства будут не только найдены, но и наказаны. Очень хочется верить.

Нина Перстнева

P.S.

Сейчас этот текст странно читать. Столько всего с тех пор произошло! Многие из упомянутых здесь людей оказались совсем другими, нежели мы тогда о них  думали. Немалое число версий убийства - абсолютно несостоятельными. Другие – настолько невероятными, что даже следствие не захотело в это поверить. Бесследно исчезали вещественные доказательства. Скрывались в никуда важнейшие свидетели. Получивший пожизненное киллер Глек, вообще, не походил на реального преступника. До сих пор людей, хорошо знавших Деревянко и его окружение, не оставляют сомнения в том, что сел на скамью подсудимых не козел отпущения, а действительно тот, чья совесть отягощена  смертью редактора. Им кажется, что ни мотивы убийства, ни его исполнитель, ни, тем более, заказчики еще не найдены и вряд ли когда-нибудь понесут наказание. Так уж случилось. Такой вот несправедливостью обернулась судьба прекрасного журналиста, честного, патриотично настроенного человека, талантливого редактора, какие рождаются, может быть, раз в столетие. Вспомним о нем сегодня. Склоним голову перед его памятью, искренне  возрадуемся хотя бы этому, малому,  потому что на долю большинства из нас не достанется, возможно, и этого…»

P.P.S (два года спустя)

Сегодня снова, как двадцать лет назад, журналисты «Вечорки» возлагали цветы к скорбному камню, которым отмечено место, где упал под пулями киллера Борис Деревянко, и оставили для своего первого редактора свежий номер его газеты. Затем они побывали на кладбище, у его памятника, где тоже не переводятся в этот  день опечаленные гости.

И, наконец, провели в пресс-клубе Одесского отделения национального союза журналистов презентацию книги Ларисы Бурчо, которая сменила  убитого редактора и до недавнего времени руководила газетой, стараясь сохранить ее прежний дух – задиристость, честность и чувство собственного достоинства. Вот почему, наверное, она дала книге весьма красноречивое название – «Гнездо Борисово» в эпоху перемен».

 

Добавьте новый комментарий