Внимание! В меню нашего интернет-портала появилась опция «Сетевизор». Если вы нажмете на эту кнопку, сможете смотреть в режиме онлайн программы четырех телеканалов – «NewsOne», «112-ый», «24», «ZIK». Не упускайте эту возможность!

Неприкосновенная грибница

Наталья Новак - шестнадцатый номер в списке БПП
 
Выражение «любі друзі» надолго вошло в наш политический лексикон. Вспомните, когда и почему произошел первый, но весьма серьезный, имевший далеко идущие последствия конфликт в верхнем эшелоне власти. Он вспыхнул именно потому, что президент оказался окруженным слишком плотным кольцом сердечно близких ему лиц, которые истрактовали сей феномен исключительно в свою пользу. Оно, кольцо это, становясь все более жестким; ото дня ко дню - в силу естественных причин – сужаясь, стягиваясь, вскоре уже начало душить не только едва народившуюся, слабосильную демократию, но и самого лидера нации. Он и разорвал в одночасье эту удавку, чем нанес непоправимый урон одним, но никак не ущемил других – своих многочисленных кумовьев, крестников и крестных, которые, стоило ему утвердиться на троне, обступили подножие оного в надежде ни при каких потрясениях не только не потерять нажитого, но даже слегка подрасти в талиях, харчуясь с барского
 
Это было время безумной, сорвавшейся с цепи непотии, то есть семейственности, кумовства, что и завело страну в тупик, ибо настоятельная необходимость раздать всем сестричкам по серьгам, учесть аппетиты каждого заставляла забыть об идеалах революции, чаяниях и потребностях народа, обо всем, кроме «любих друзів», чьи персоналии постоянно менялись, но вожделения которых нужно было во что бы то ни стало удовлетворить.
 
Чем все это закончилось всем известно. Казалось бы, новая волна откровенной непотии (в самом широком ее толковании) невозможна, ибо доказано – она губительна для любой страны. Тем более, что высшую должность в нашем царстве-государстве занял бывший «любий друг» велеречивого Ющенко. Ведь он на своей шкуре испытал, каковы они – злые ласки небожителей и чем могут обернуться для трона, даже если тебя туда усадили подавляющим числом голосов избирателей. Однако не тут-то было.  Просто во мгновение ока и этого голубя мира окружили старые сослуживцы, кумовья, свойственники и бывшие подчиненные по сладкому бизнесу. Тимошенко недавно, характеризуя это явление, назвала людей, тесно спаянных между собою незаметными другим узами, грибницей, инфицированной коррупцией.  И это очень точное наблюдение, ибо грибница – субстанция, благодаря которой не ииссякает на столах у граждан маринованная закуска, материя настолько тонкая, нервная и уязчвимая, что достаточно грубо задеть ее в одном месте, она передает свои встопорщенные эмоции повсюду, куда дотягивается, где торчит на виду хоть какой-нибудь гриб, являющийся частью тайной и неистребимой системы.
 
Сегодня мы познакомим вас с Натальей Новак, шестнадцатым номером в списке БПП, которая рассказала сайту Цензор.нет (censor.net.ua/resonance/374376/) о том, как президент рвет душу из-за нардепа Игоря Кононенко, первого зама главы фракции своего имени, бизнесмена и, по утверждению Сергея Лещенко и Айвараса Абромавичуса, злостного коррупционера. Говорит она и о многом другом. Эта информация для человека, интересующегося нашей внутренней политикой, очень интересна. Она не столько дает понять почему неприкосновенен Кононенко, или живописует хорошего боксера и бездарного политика Кличко, сколько сообщает нам в самой общей форме принципы растительной жизни политической грибницы (в понимании Тимошенко), которую защищает своим высоким покровительством сам великий и ужасный ПАП.  
 
Для президента Игорь Кононенко – как в том детском стихотворении: «Все равно его не брошу потому что он хороший»
 
Цензор.нет: Вы были одной из 9 нардепов фракции БПП, голосовавших, согласно статье Юлии Мостовой, за сложение Игорем Кононенко депутатского мандата. Призыв этот, как известно, подавляющим большинством фракции остался неуслышанным… Почему вы не уходите из этой фракции? Считаете, что лимит возможностей в ней не исчерпан?
 
Н. Новак: На самом деле я не была одной из тех, кто голосовал за выход Кононенко. По той простой причине, что меня не было на той фракции; заседание срочно собрали в перерыве, и я не знала о его проведении. А потом увидела Пинзеника, и он говорит: «Ну, там опять спорят-дерутся по составу правительства, и потому я оттуда ушел». При этом если бы я была на этом заседании, то, конечно, проголосовала бы «за»
 
- Почему?
 
- У нас, конечно, мало кто позволял себе называть на фракции конкретные фамилии: люди боятся. Хотя вопросы по Кононенко возникали уже неоднократно; об этом говорили и Виктор Чумак, и я (речь шла о его причастности к строительству на Никольской Слободке). Егор Фирсов поднимал вопросы об оффшорных компаниях, с которыми якобы связан Кононенко. Кроме того, я озвучила проблему предприятий судостроительной отрасли, которые были освобождены от налога на землю. А между тем, эти деньги идут в бюджет Киева и, по данным из Интернета, сумма составляла где-то около 25 миллионов. Я сказала: «А что, это было настолько уж нужно?» Ведь не секрет, что судостроительная отрасль у нас представлена, в основном, «Ленинской кузней». И понятно, чье это предприятие. А киевскую фракцию БПП курировал, в том числе, Кононенко через Прокопива (депутат Киевсовета от БПП). Вы же помните, что Кононенко сначала был депутатом Киеврады, а уж потом по спискам вошел в Верховную Раду. Но кураторство Киеврады у него осталось, он этого и не отрицал.
 
Неприкосновенная грибница
 
- Кононенко как-то реагировал на эту вашу критику в его адрес?
 
- Сказал: мол, вы на меня пишете жалобы в прокуратуру. Я говорю: «Покажите мне их. И на каком основании вы их читаете? Это вам прокурор показывает жалобы на вас?
 
- А вы действительно писали на него жалобы?
 
- Нет, не писала. Но, по всей видимости, есть люди, которые от имени депутата, имея специальные бланки, могли что-то подобное писать. Скорее всего, так и было. Но уже тот факт, что он знает, кто, что и про кого пишет в прокуратуру, говорит о том, что он имеет доступ к документам в прокуратуре, а это может означать возможность влияния на процесс принятия решений в Генеральной прокуратуре.
 
Правда, жалобы он нам так и не показал. Но фраза была произнесена - и мы ему впоследствии об этом открыто говорили. Я вообще считаю, что, поскольку этот человек - не политик, всю жизнь был связан с бизнесом, то наличие его во фракции наносит репутационный вред. Хотя многие члены фракции, наоборот, поддерживают Кононенко; говорят, что против него нет доказательств. Но понимаете, политическое влияние на те или другие лица или процессы - доказать очень сложно.
 
- Почему?
 
- Потому что, как правило, это происходит в ходе бесед тет-а-тет, во время телефонных разговоров, путем передачи той или иной информации через кого-то…
 
- …и притом зачастую во внешне размытых формулировках…
 
- Да, и эти вещи трудно доказуемы. Ну, вот, например, в том, что в НАБУ обратился Кононенко, я вижу определенное давление. В случаях политического характера, как с Абромавичусом, выяснение отношений также должно носить политический характер. А в данном случае все решается через НАБУ, с подачи Кононенко. И теперь от Абромавичуса будут требовать представить доказательства того, что на него осуществлялось давление. Что на практике сделать тяжело…
 
- То есть обращение Кононенко в НАБУ - это такой технический прием?
 
- Да, он потом скажет: «Посмотрите, мой оппонент никаких доказательств не предоставил, я чист». Хотя в политикуме и обществе прекрасно знают, что такие вещи очень сложно доказать. Как и, например, доказать факт дачи и получения взятки. Ведь очень часто процесс осуществляется через подставные фирмы. То есть у нас сегодня чиновник настолько отшлифовал коррупционное мастерство, что для пресечения таких случаев нужно иметь политическую волю.
 
От людей, разграбивших Киев, вряд ли можно ожидать, что они по-другому будут относиться к государству Украина  
 
- Рассказывают, что когда на фракции голосовали вопрос о лишении Кононенко мандата, депутаты, не голосовавшие «за», вели себя по-разному: кто застенчиво потупился, кто пригнул голову. А некоторые всем своим видом выказывали возмущение самим фактом возмутительного голосования. И вот по следам такой реакции хочу спросить вас: в чем мотивация этих людей? Боязнь?
 
- Не только боязнь, я думаю. На самом деле на фракцию ходит процентов 50 депутатов от общего состава фракции. Хотя должна ходить вся фракция, и решения должны приниматься большинством от состава всей фракции. На самом же деле уже давно решение принимается большинством от тех, кто присутствует.
 
Здесь важно понимать: когда ты идешь на выборы, то не знаешь всех людей, избирающихся по списку. И всех мажоритарщиков - тоже не знаешь. Но когда ты видишь отдельные «маячки», понимаешь: с этими людьми легко не будет. Некоторых людей - в частности, Кононенко, Березенко - я знала по Киевсовету. Это команда Черновецкого. Туда же относится и Довгий, которому на выборах в парламент была дана «зеленая улица», и против него от БПП выставили откровенно слабого кандидата.
 
И от людей, разграбивших Киев, вряд ли можно ожидать, что, взойдя ступенькой выше и став народными депутатами, они по-другому будут относиться к государству Украина. И оказалось, что в Верховной Раде есть много людей, которые не политикой занимаются, а являются бизнесменами. Многие мажоритарщики изрядно потратились на выборы, и есть интерес каким-то образом эти деньги «отбить». Много в Раде и бизнесменов, пришедших в парламент, чтобы депутатской неприкосновенностью обезопасить себя; получить какие-то дивиденды для своего бизнеса. И, безусловно, Кононенко является той ключевой фигурой, к которой такие люди тянутся. Он в большей мере - человек бизнеса, а не политики; об этом можно судить и по его выступлениям, и по его действиям. Это человек Президента; мы же все прекрасно знаем, что любой король имеет своего «серого кардинала», да?
 
Таким образом, люди понимают, что, вступая в противоборство с такой сильной и влиятельной фигурой, как Кононенко, ты в какой-то мере идешь и против Президента, который хотел, чтобы Кононенко стал замглавы фракции. И у этих людей нет достаточно смелости, сил и желания это делать, - поскольку перед ними стоит ряд вопросов, которые они в парламенте должны решить. Поэтому для них лучше иметь вот такую соглашательскую позицию. К тому же, нельзя сказать, что по Кононенко на данный момент накопали огромное количество явно компрометирующих данных, подтвержденных документально. Тем более, что власть, она ведь привыкла действовать в формате «решалова». Вот это и есть человек, который всегда «решал» вопросы. И знаете, многие считают, что вот это и есть политика: искусство договариваться. Поэтому качество политики у нас не изменилось.
 
- Зато появилось Антикоррупционное бюро и Нацагентство по предотвращению коррупции, призванные выявлять коррупцию в высших эшелонах власти…
 
- Да, возможно, все эти органы очень нужные и проевропейские. Но где гарантия того, что Антикоррупционное бюро не станет таким же коррупционным, какой была генпрокуратура? Тем более, что на сегодня антикоррупционный прокурор зависит от генпрокурора…
 
- Петр Алексеевич довольно часто ездит в Антикоррупционное бюро, высказывается насчет того, положена ли НАБУ прослушка. Учитывая это, вы верите в то, что расследование этого дела будет объективным и независимым?
 
Виктор Чумак на фракции спрашивал Президента насчет дела Даниленко - задержанного на взятке бывшего депутата Киеврады? Президент сказал: я знаю, я сам был инициатором этого, со мной советовались… Как же так - если Президент говорит подобные вещи, значит, нет независимой прокуратуры, в ГПУ «советуются» с Президентом!
 
- Знаете, 50 на 50. С одной стороны, очень хочется верить. И на днях Игорь Луценко сделал заявление, что вроде бы готовится раскрытие каких-то резонансных дел. И поскольку мы создали это Бюро, они будут просто обязаны что-то показать.
 
Но проблема в том, что дел-то много, а с каких начнут? Например, когда нардеп Фирсов по Кононенко обращался в НАБУ, то у него это дело не хотели принимать. Ответили, что его должно расследовать МВД, а не НАБУ. А когда по Абромавичусу обратился Кононенко, то НАБУ сразу приняло и сразу начало расследовать. Странно, не правда ли?
 
А когда Виктор Чумак на фракции спрашивал Президента насчет дела Даниленко - задержанного на взятке бывшего депутата Киеврады? Президент сказал: я знаю, я сам был инициатором этого, со мной советовались, и т.п.
 
Как же так - если Президент говорит подобные вещи, значит, нет независимой прокуратуры, в ГПУ «советуются» с Президентом! А поскольку Даниленко был членом фракции «УДАР» по квоте «Солидарность»-БПП, то, по всей вероятности, вопрос сначала обсуждался с руководством политической силы, которая сегодня у власти.
 
Все эти «маячки» показывают, что у нас сегодня нет независимой прокуратуры.