Внимание! В меню нашего интернет-портала появилась опция «Сетевизор». Если вы нажмете на эту кнопку, сможете смотреть в режиме онлайн программы четырех телеканалов – «NewsOne», «112-ый», «24», «ZIK». Не упускайте эту возможность!


 

Неужто шиза выкосит наши ряды?

Маразм крепчал! Иначе не скажешь. И не о преступной Трухановской горадминистрации или значительной части возглавляемого им совета, а о нас, рядовых горожанах, которые безропотно позволяют этим мошенникам творить на наших глазах все, что втемяшится в их шизоидные черепушки. И я ни на миг не сомневаюсь в том, что могу, имею право на эти определения, которые, возможно, кому-нибудь покажутся оскорбительными.

Ведь всякий мало-мальски грамотный юрист с легкостью докажет в суде, что сказанное мною – чистая правда. Для того, чтобы в этом не оставалось никаких сомнений, следует свозить  присяжных, -- а судить эту публику нужно обязательно с участием незаангажированных представителей местной громады, являющихся для города бесспорными моральными авторитетами, -- в изуродованную Аркадию, познакомить их с катастрофическим состоянием перегруженного глыбами многоэтажек Гагаринского плато, позволить им полюбоваться на неудержимо сползающие в воду  прибрежные склоны, а затем, может быть, предложить этим заинтересованным экскурсантам взглянуть снизу, с Приморской улицы,  на бывшую (тут нет оговорки) Потемкинскую лестницу, на волнистые ступени,  нарушенную общую геометрию знаменитого архитектурного раритета, которого в прежнем его виде, думаю, уже не восстановить.

Я мог бы бесконечно долго продолжать перечисление чудовищных безобразий, вдохновленных Трухановым, но и сказанного довольно, чтобы немедленно предать эту одиозную фигуру беспощадному остракизму. Сколько лет за свои подвиги он получит и получит ли при нынешнем властном режиме, вообще, не знаю. Но руки ему нельзя подавать уже сейчас. А ведь подают – вполне, вроде бы, нормальные люди пожимают его шкодливую ручонку, будто не догадываются о масштабах разграбления города на всяческих псевдоремонтах, сопряженных, кстати, с возникновением невероятного хаоса в центре Одессы; будто не считают возможным вновь и вновь задавать Порошенко вопрос о том, как тройное гражданство Одесского очильника корреспондируется с занимаемой им должностью; будто не  видят, что этот тип плевать хотел на гражданский контроль и если  садится порой с общественниками за карточный столик, то лишь для  того, чтобы распечатать крапленую колоду.

Метафора, согласитесь, точная. Труханов, будучи по природе своей, несмотря на агрессивно-лакейскую ментальность, по-звериному осторожным, уже давно учредил абсолютно противозаконный отряд нукеров под названием Департамент муниципальной безопасности и всячески пестует группу то ли спортсменов, то ли титушек, то ли неопределенного кроя нацоборонцев, лиц молочно-восковой спелости, которые в случае необходимости кому угодно башку проломят, если их пахану будет грозить малейшая опасность.

Тот факт, что подобные формирования появились и в других города, а во Львове, например, и вовсе, насколько мне известно, действует коммунальное предприятие «Муниципальная милиция», ничего в нашем случае не меняет. Там, вероятно, подобная инициатива была согласована на официальном уровне, по меньшей мере, с Кабмином. У нас же этот департамент появился в связи с единоличным пожеланием Труханова, предназначен для того, чтобы охранять его тело в любых критических ситуациях и, значит, не имеет права на существование.

Конечно, для нашей властной вертикали закон не писан. Столь же нелепо, как служба безопасности для городского головы, выглядит, к примеру, антиконституционная и, стало быть, противоправная структура Администрации Президента, которая узурпировала права параллельного Кабинета Министров. На самом деле, г-н Порошенко Конституцией разрешена лишь канцелярия, которая готовила бы для него доклады, всяческие досье, заказывала бы ему билеты на самолет и в театр, выполняла бы всякого рода маленькие, интимные, личные просьбы гаранта. Но все наши лидеры с момента обретения независимости не считали нужным ограничиваться столь скромными услугами своих присутствий и постепенно превращали их в противоправные аналоги правительств. Почему же тогда Труханову, которому по закону полагается лишь патронажная служба, включающая в себя двух-трех клерков, технических секретарей, пресс-секретаря (одного!), медсестру, шофера и, кажется, всё, не присовокупить к ним, в рассуждении нестабильного политического климата в Южной Пальмире, еще и группу боевиков?  

Зачем? На этот вопрос может сегодня дать исчерпывающий ответ Юрий Дьяченко, корреспондент сетевого издания «Избирком», который попытался в минувший вторник снять с помощью своего мобильного телефона фрагменты заседания согласительного совета,  предшествовавшего грядущей сессии. Чем эта попытка для журналиста обернулась знает сегодня весь город. На него набросились некие мордовороты в камуфляже  без опознавательных знаков, скрутили, слегка повредив фейс и опорно-двигательный аппарат, вывели из помещения, где, надо понимать, шли какие-то секретные «терки», отобрали личные вещи и  телефон, откуда стерли всю запечатленную на видеокарте информацию. Позже выяснилось, что так действовал вышеупомянутый департамент. В связи с этим диким инцидентом Дьяченко разместил на ФБ следующий пост (цитирую с незначительными сокращениями).

«Сейчас направлюсь в травмпункт. Вроде бы ничего особенного, но побои снять, думаю, необходимо (все сильнее болят голова, челюсть и шея, спина, стопа)... Я напоминаю о том, что «неизвестные» (потому что не представляются), являющиеся по сути муниципальной охраной, действуют не просто незаконно, но  опасно для жизни граждан, которых они якобы должны защищать!
 

Ещё раз акцентирую внимание на том, что  комиссии, и согласительные советы должны быть открытыми, что препятствовать снимать и требовать прекращать съемку необходимо законным способом, аргументируя это нормами закона, и что «муниципалы» не имели права применять ко мне грубую физическую силу. Этого  делать им не позволено. Однако, «выведя» меня из зала,  они на этом не успокоились и потребовали покинуть помещение городского совета. Я отказывался и сопротивлялся -- и когда группа лиц меня выводила из зала, и когда, применяя грубую физическую силу, меня выдворяли на улицу. Очень надеюсь, что записи с видеокамер наблюдения в городском совете сохранились. Все с моего телефона удалили, завладев незаконно и без моего согласия, опять-таки с применением физической силы, моим имуществом!

Я снимал согласительный совет, никому не мешал, никто из депутатов и чиновников, в том числе и городской голова, замечаний мне не делал. Но неизвестные попросили прекратить снимать, не аргументируя на каком основании я должен прекратить съемку, не представляясь, обещая, что иначе выведут меня насильно. Я потребовал от них вести себя в рамках закона. О том, что происходило дальше, Вы уже знаете...»

Любопытнейшим образом прореагировал на происходящее Труханов. Притворившись, словно не понимает, что тут при его молчаливом согласии имело место абсолютное беззаконие, он заявил «Никто не имеет права снимать рабочее совещание при помощи подпольных камер!» Как вы понимаете подобную чушь даже комментировать смешно. Впрочем, одним заявлением горе-городской голова не ограничился. На следующий день он разразился более пространным спичем.

«Моя задача – обеспечить качественное проведение мероприятий, и никто не имеет права снимать рабочее совещание при помощи подпольных камер. На неоднократные замечания и просьбы прекратить он не отреагировал, после чего был выведен за пределы здания. Если кто-то превысил полномочия, то ответит за это», — заявил Труханов и добавил, что высоко ценит деятельность сотрудников департамента муниципальной безопасности.

Нужно ли объяснять, что здесь имел место форменный беспредел, которому положил начало именно он, автор заявлений и поступков, которым нет в приличном обществе ни объяснения, ни имени. С легкой руки руководителя фракции «Самопомощи» в горсовете Анны Поздняковой в Фейсбуке прокатилась волна весьма оживленного обсуждения из ряда вон выходящего  антиобщественного эпизода, в  котором элементарное нарушение прав человека сочеталось с тем, что именуется «воспрепятствованием законной профессиональной деятельности журналистов», за что полагается наказание, регламентирующееся  Ст. 171 УК Украины. Кто-то требовал чуть ли не мер физического сопротивления фактически узаконенному городским головой политическому хулиганству. Кто-то недоумевал, почему присутствовавшие на согласительном совете депутаты не прервали свое заседание и не вмешались в ход событий.  Как по мне, то заслуживает внимания взвешенная позиция той же фракции «Самопомощи», которая считает необходимым действовать исключительно  в правовом поле. Но то, что нормально и объяснимо для депутатов, связанных регламентными обязательствами, не должно быть обстоятельством, сковывающим инициативу общественности.

У меня вызывает внутреннее сопротивление, иногда даже  брезгливость обилие появившихся в последние годы на горизонте записных, профессиональных патриотов, которые сами себя назначили таковыми, а потом начали с энтузиазмом брать заказы от  разнообразных политсил, вернее, от их невыразительных ячеек, расплодившихся в провинции, как грибы после дождя, и конкретных лиц, далеко не всегда являющихся безупречными  светочами нравственности, на осуществление каких-то «военно-полевых» операций, повергающих в прах конкурентов заказчиков. Именно эти политические титушки, наделенные бешеной энергией и заведомо неподсудные, загоняют нас в безвыходные ситуации, наподобие той, что сложилась с Трухановым.

Вы помните АнтиТрухановский майдан, который был разгромлен продавшимися местным властям самооборонцами? Скажите, а что если бы в ответ на спровоцированную потасовку на сторону антиТрухановцев  стали тысячи одесситов? Разве сумел бы тогда удержаться на Думской этот откровенный сепаратист?  Стал бы, видя, что изгнания  Труханова требуют многие тысячи горожан, препятствовать нашему избавлению от  тайского боксера, принадлежащего транснациональной преступной группировке,  изворотливый Порошенко? Нет, конечно. И тогда мы  не должны были бы четырнадцатого июня 2017 года, в день очередной сессии Одесского горсовета, констатировать, что не только простые наших сограждане, не только журналисты, но и многие представители высшей касты городского самоуправления, наши законодатели, наши парламентарии, не могли прорваться в здание мэрии. Отчего? Их не впускали туда распоряжавшиеся у входа в святая святых местной демократии, да и в самом зале,  Неизвестные, которые потом оказались  функционерами   все того же идиотского, возмутительного Департамента.  Остается повторить: маразм крепчал! А что тут еще сказать?! Разве что полюбопытствовать тем, что творилось на Думской перед началом сессии.

Валерий Барановский

 

 

Добавьте новый комментарий