Внимание! В меню нашего интернет-портала появилась опция «Сетевизор». Если вы нажмете на эту кнопку, сможете смотреть в режиме онлайн программы четырех телеканалов – «NewsOne», «112-ый», «24», «ZIK». Не упускайте эту возможность!


 

Счет, предъявленный МВД

Счет, предъявленный МВД

Не буду уподобляться  модераторам интернет-сайтов и утверждать, что опубликованное ниже открытое письмо «поорвало сеть», хотя в данном случае могло быть и так. Не буду доказывать и того, что велеречивая болтовня  во время торжественной сдачи мостиков через  речки о  чуть ли не ста сорока реформах, которым за время президентства Порошенко был дан необратимый импульс, тоже не стоит выеденного яйца? Почему? Да потому, что помимо «безвиза», имеющего, скорее, символическое, нежели практическое значение, мы на самом деле затеяли лишь одну реформу. И ту не довели до конца. А теперь уже и не доведут. По крайней мере, до парламентско-президентских выборов и смены правительства. При ином раскладе Авакова, пожалуй, выдворить на кислород не удастся и, следовательно, реформа дорожно-патрульной службы, да и вообще, превращение вчерашней коррумпированной «ментуры» в нормальную, европейского типа полицию  -- затея неосуществимая.

Автор письма прав на все сто. Справедливость каждого из его тезисов я, волею судьбы близко соприкоснувшийся с этой сферой, подтверждаю без колебаний. А кроме того, кое-что могу и добавить. Вернее, задать руководству МВД несколько  вопросов, не новых для него, но всегда остающихся без ответа.

Куда продевались тысячи «зеленых», которые были выделены  Штатами на содержание молодой украинской патрульной полиции в течение двух лет? Согласно широко обнародованным  обещаниям, каждый из моторизованных «копов» должен был ежемесячно получать тысячу американских долларов (сегодня это  около 27 тысяч гривен), а получает всего лишь восемь, и сумма эта ото дня ко дню, в связи с курсовым ростом, неудержимо тощает. Как это понимать?

Чем объяснить, что патрульным, заступившим на службу в самом начале иллюзорной реформы, за  всё истекшее время не выдали ни второго комплекта обмундирования, ни летнего его варианта, ни смены обуви (предназначенные ребятам тактические кроссовки сразу попали на черный рынок), ни летнего ее образца? Все, что им подарили с Аваковского плеча, и то во второй половине жаркого лета, – по белой тенниске «поло» на каждого.

Почему, каким недотепой было составлено выматывающее все физические силы ребят, отупляющее их, снижающее остроту ренакции чередование дневных и ночных смен патрулирования? Отчего, если смена начинается, скажем в 21.00, патрульные обязаны быть на работе чуть ли не с 17-ти часов, а утром – вместо 9.00, на час-полтора раньше, что прямо противоречит действующему трудовому законодательству?

В связи с чем у патрульных нет средств на ремонт вышедших из строя машин?

Как объяснить, что управление патрульной службы испытывает жесточайшую нужду в оргтехнике – компьютерах, ксероксах, принтерах, а бывает,  лишается интернета (!), так как нечем платить за услугу частным-провайдерам? Разве служба, которая круглосуточно обеспечивает безопасность граждан на дорогах, не должна существовать привольно, безбедно за государственный счет?

Не кажется ли странным, недоступным для понимания то, что молодые патрульные полицейские, оказавшиеся в авангарде прогресса по доброй воле, из чувства высочайшей ответственности за судьбу своей страны, до сих пор окружены частоколом идиотских табу, которые, в сравнении с коллегами из той же Америки, не дают им достойно выполнять свои профессиональные обязанности; ставят их во многих серьезных переделках в положение клоунов, потешающих криминалитет тем, что у них фактически связаны руки?

Кому пришло в голову поручать руководство этим сложнейшим правоохранительным департаментом профнепригодным парням, исходя лишь из того, что они побывали в АТО? Не кажется ли вам, что боец, даже комбат в АТО и полицейский командир выполняют абсолютно несхожие функции?

И наконец, едва ли не самое главное: с какой стати  патрульными полицейскими «укрепляют» отряды нацгвардейцев  и спецназначенцев, которые направляются на «разгон» народных пикетов и демонстраций, выступающих против высокопоставленного ворья да зажравшегося чиновничества, что в столице, что в провинции?

Повторяю, я не жду ответов от ведомства г-на Авакова. Это абсолютно бесполезно. Не стал ждать их и автор письма. И я его понимаю. Единственное замечание. В постскриптуме он пишет, что ищет работу. Вот вам мой совет: берите его, не задумываясь. Такие честные, умные парни встречаются ох, как нечасто.

Валерий Барановский

«Шоста рота в серці назавжди…»   

Есть у меня новость.

Я уволился!

Вчера я сдал жетон, удостоверение и просто обязан что-то написать по этому поводу.

Так что берите кофе, будет Лонг Рид))

Утомлять долгими рассуждениями о провале реформы не планирую, хотя бы потому, что у нас сейчас каждый второй «эксперт» и на кухне за столом, расскажет вам куда больше.

Сосредоточусь на причинах, по которым я принял это непростое для себя решение. Есть у меня в друзьях люди, которым не все равно, и возможно, они даже будут расстроены этим событием.

Причина 1. Хроническая усталость.

Кто не знает, график у патрульного полицейского выглядит так: 2 дневных, 2 дня дома, 2 ночных, 2 дня дома. Это в среднем по 13 рабочих часов. И если с дневными сменами дела обстоят привычно, несмотря на их значительно большую насыщенность событиями, то к двум ночным подряд я так и не смог привыкнуть. Кому-то удается поспать и восстановиться за 4 часа сна днём между ночными сменами, кто-то нормально обходится и вовсе без сна. Добавьте сюда ещё регулярные занятия по служебной подготовке, организованные, вопреки приказу 50, в выходные дни; выходы в усиления, в честь праздников или приезда «царей» плюс необходимость присутствовать в управлении для решения прочих организационных вопросов, если вы, например, командир и получили идеальное рабочее место для кибернетического организма, не имеющего привязанности к семье и всему человеческому.

Причина 2. Зарплата.

Когда я только проходил отбор, на собеседовании мне задали правильный вопрос: «Что будете делать, когда через год, обещанные 8000 гривен, превратятся из нормальной суммы в издевательство?» - «Взятки брать не буду, поэтому уволюсь без колебаний», - ответил тогда я и соврал только про колебания.

8000 это триста долларов! В пересчёте на курс, который был при «злочинній владі», это 2500 грн. Зарплата мойщика на автомойке, официанта или шаурмена на автовокзале. И эту цифру ещё надо постараться получить, учитывая практику руководства - лишения премии в наказание за..., за что попало. Для такой сложной, опасной, ответственной и связанной с повышенным коррупционным риском службы - это позор и дно. Ещё один маркер оценки расстояния между нашим государством и европейскими, финансовое благополучие и высокие социальные стандарты в которых это повседневность, а не текст на постере к предвыборной кампании.

Про планы.

Острая, краеугольная тема. Планы - есть!

О них говорят на командирских брифингах, а затем брезгливо, стараясь не употреблять цифры, ретранслируют личному составу.

Какой, по-вашему, критерий оценки эффективности работы патрульного полицейского? Количество раскрытых преступлений и спасённых людей - это прекрасно, но учитывая специфику работы патрульного сложноизмеримо и не ежедневно. Остаётся количество бумаги, которое реально можно пощупать. И в какой-то мере это правильно, работа полицейского - это в том числе реагирование на правонарушения, количество которых всегда достаточное, и если реагировать хоть на четверть из них, то не возникнет вопросов от руководства о том, чем ты занимаешься на линии. Мало того, количество нарушений напрямую зависит от квалификации полицейского. Чем больше он саморазвивается, тем больше замечает. Коп, который катается мимо маргиналов, бухающих на детской площадке, и делает вид, что не замечает их наглых ухмылок, не нужен, в первую очередь, самим гражданам. Все люди разные, кому-то доставляет удовольствие наказывать правонарушителя, а кто-то получает удовлетворение от тесного контакта, в том числе, и тактильного с криминалитетом. Правильно расставить задачи с учётом индивидуальных особенностей, замотивировать бойца к службе -- задача командира. Но, к сожалению, самым популярным стимулом в полиции, как и в бизнес-модели организации, является отрицательная мотивация в виде штрафа или, как принято говорить,  депремирования.

И именно в этот момент, с низкой квалификации руководителя, все перевороачивается с ног на голову. Соревнования между ротами, батальонами и управлениями по количеству составленных админматериалов высшим руководством воспринимается нормой. Отдельные «упоротые командиры», желая показать свою эффективность, устраивают, как это называется, полицейский беспредел, терроризируют своих подчинённых, в итоге появляются «постановы» за переход проезжей части в неположенном месте, выписанные заочно, штрафы за курение в НЕзапрещенных местах, рейды по борьбе с непристегнутыми ремнями безопасности, протоколы в том числе и по ст. 130, написанные с сознательными нарушениями, и прочие «злишки», вполне тянущие на ст. 366 Кримінального кодексу. Судебная перспектива таких материалов понятна заранее, но это мало кого волнует. Работай на корзину и будешь молодцом!

Кто-то уволился, кто-то остался и пошел на компромисс со своими принципами, но, тем не менее, осталось ещё много полицейских, которые не продали душу принтеру и умудряются служить и сохранять совесть, на них нужно равняться и ценить их участие в реформе, у них нужно учиться тем, кто только придет в патрульную полицию. Сил им и терпения!

Несмотря на вышеперечисленные недостатки, я считаю появление патрульной полиции положительным изменением в нашей стране и горжусь тем, что мне посчастливилось служить Украинскому народу. Я не награждён медалями, но главное, я служил с полной самоотдачей и по совести, звёзд с неба не хватал, не злоупотреблял властью и не кайфовал от применения физической силы. Служба в полиции очень многому меня научила, в том числе, ценить простые вещи. Мне будет не хватать благородной психологической усталости, физического истощения в конце смены, смешанного с чувством выполненного долга, адреналина, сумасшедшей динамики, чувства важности, востребованности того, чем ты занят, и самоё главное, чувства братского плеча.

Мне приходилось работать в разных коллективах, но что такое братство, готовность твоих соратников рисковать собой ради тебя, это совершенно уникально и неповторимо ни в каких других условиях. Офисные «команды», тимбилдинги – это все нафталин и фальшь.

Уже скучаю по своим сослуживцам, по их улыбкам, по особенному полицейскому юмору, по засадам, планам «капкан», и по ночным перекурам на «лебеде»)))

Это было яркое приключение, спасибо всем, кто учился со мной и учил меня быть правильным полицейским! Шоста рота, третього батальйону міста Дніпро, в серці назавжди!

У меня начался новый этап в жизни. Говорят, бывших копов не бывает, и полицейским сложно найти себе работу на гражданке, но я буду пробовать».

Антон Мальков
P.S.: Ищу работу!))

 

 

Добавьте новый комментарий