Внимание! В меню нашего интернет-портала появилась опция «Сетевизор». Если вы нажмете на эту кнопку, сможете смотреть в режиме онлайн программы четырех телеканалов – «NewsOne», «112-ый», «24», «ZIK». Не упускайте эту возможность!


 

Таких Президентов у нас ещё не было

Таких Президентов у нас ещё не было

Только что у меня  и бессчетного числа телезрителей на глазах разворачивался обычный для нынешней Верховной рады (рука не поворачивается написать – парламента) фарс. Мечта логопеда раз за разом ставил «на повернення» (норма, которой нет и не может быть в регламенте) голосование за законопроект о «добровольном» присоединении, в процессе децентрализации по-Гройсману, маленьких сельских громад к областным центрам. И постоянно получал на центральном дисплее обидную  надпись «рішення не прийняте». Оно и понятно. Часть зала, возможно, нехотя, но все же вняла предостережению одного из нардепов, который предположил, что внешне безобидный проект имеет своей целью автоматический, ненасильственный, демократический отъем земель сельхозназначения  у периферийных сел регионов, которые, согласно содержанию  этого проекта не будут даже представлены в соответствующих облсоветах. 

Злостному нарушителю регламента Парубию нужно было во что бы то ни стало продавить эту норму через ВР, но не получилось. Пришлось отправить законопроект обратно в комитет, на доработку, на второе чтение. А мне в связи с описанной картиной вспомнилась реплика Надежды Савченко на одном из последних бурных ток шоу, где она, характеризуя нынешний уровень узурпации власти Банковой, воскликнула: погодите, то ли еще будет, когда  начнутся голосования за отмену моратория на продажу земли! И появилось желание еще раз возвратиться  к ее позиции, связанной с протестным шоу у стен Дома с куполом.

Писал я об этом уже не раз. Но только сейчас окончательно уразумел, что напрасно, пытаясь разобраться в психологии происходящего, понять отчего, на первый взгляд, однонаправленные политические силы, а вернее,-- харизматические фигуры Н. Савченко и М. Саакашвили,  на самом деле, существует изолированно друг от друга, и сделанное мною однажды предположение о гипотетической возможности сложения их  номинальных значений во имя общей цели, --  оптимистический, объяснимый, но, все-таки, вздор. Для того, чтобы понять, о чем я говорю, возвратимся  ненадолго  назад.

Скажите, есть ли сегодня в Украине, на ее общественном небосклоне звезда более яркая, нежели Н. Савченко? При всем уважении к  очевидной харизме  главных действующих лиц политического  спектакля, который с 2004 года длится, не прекращаясь, являя нам новые и новые  немыслимые ранее повороты сюжета, должен со всей ответственностью заявить, что с момента появления в поле зрения  Н. Савченко в качестве «бранки» кремлевской банды, они начали терять краски, блекнуть, отступать на второй план в то время, как она, ото дня ко дню занимала на авансцене событий все больше времени и места и, в конечном итоге, возвратившись из заключения  домой, стала для Украины неоспоримым символом достоинства и свободы. Другое дело, что эта молодая женщина такою не только казалась, но была, а этого местный истеблишмент сразу не разглядел, привычно полагая, что имеет дело с кем-то себе подобным, и потому не составит особого труда поручить новому, если честно, непрошенному персонажу политического театра  незатейливую роль «кушать подано», а затем собирать популистские дивиденды от одного ее безмолвного пребывания на подмостках.  Но не тут-то было.

Не разглядевшие различий между отсидкой ЮВТ под неусыпным виртуальным надзором врачей из Шарите (невольный каламбур) и голодовками пополам с отчаянной, на грани фола, патриотической фрондой Н. Савченко, самым непосредственным образом рисковавшей в тюрьме головой; между неуемной, все усиливающейся жаждой постмайданной Ю. Тимошенко  «власти ради власти» и своеобразным, может быть, чуть идеализированным «послушанием» Н. Савченко,  посвятившей свою жизнь без остатка Родине, которой она обязана своим счастливым вызволением, -- не заметившие этого сразу игроки из правительственного квартала довольно быстро начали усиленно возвращать статус-кво. Они, я думаю, спустя некоторое время с большой охотой и без малейших сожалений возвратили бы новоявленную, только что их же стараниями  вознесенную до небес героиню обратно Путину, но, увы, не знали, как это сделать (разве что основа похитить?), и догадываясь, что и ему неудобная Н. Савченко нужна, как кость в горле, принялись нового нардепа публично дезавуировать, одновременно обрубая его связи с внешним миром. Сначала исключили из фракции «Батьківщины», потом выдворили из состава делегации «ПАСЕ», подключили десятки троллей и порохоботов (не для того ли существует легендарный МинСтець, хотя самого Стеця уже и след простыл?), и начали, не стесняясь в выражениях, цинично, бессовестно, подтасовывая факты,  придавая им неверное толкование, плетя небылицы, нести в адрес Н. Савченко всякую чушь, рассчитанную на невежественную толпу.  Расчет тут простой. Благодаря нашему «всеобщему» избирательному законодательству, которое давным-давно надо было бы изменить, ведь у нас голосуют решительно все, включая выживших из ума клиентов злокозненных «гречкосеев». Для их после- или вместообеденного потребления (нищета народа зашкаливает) и предназначен весь этот словесный блуд, который, не будем кривить душой, все еще находит заинтересованных слушателей.

К настоящему времени Надежду Савченко уже, выражаясь фигурально, «растащили на цитаты».В этом смысле  ее известность, наверняка, потеснила президентскую. Уровнем популярности она может потягаться с некоторыми эстрадными звездами. Не удивлюсь, если вскоре некоторые ее выражения обретут новую жизнь в виде «народных поговорок». При этом «крылатые фразы» Надежды,  будучи чаще всего выхваченными из контекста (мы это с вами не раз обсуждали), подвергаются слишком свободной, иногда прямо обратной по смыслу интерпретации, не теряя, однако, своей эпатажности. Сколько их было, этих  жестких, как воинская команда, реплик! «Если народ позовет, пойду в президенты», «Я готова стать министром обороны», «Ради наших военнопленных я буду говорить хоть с чертом» «Войны начинают и заканчивают политики» и так далее. Не ручаюсь за точную словесную передачу ее слов, но суть сказанного была именно такой.

Вот и сейчас, при обсуждении резонансных событий последних дней, Н. Савченко повела себя неординарно: с одной стороны, с момента парадоксального возвращения М. Саакашвили в Украину через польскую границу и до его побега из автобуса эсбэушников пару дней назад, не стала присоединяться к его громкой протестной акции, находя в ней признаки шоу, с другой же, первой явилась в студию телеканала NewsONE, который, в связи с намерением транслировать  Марш за импичмент в полном объеме, заблокировали «лицензированные» активисты; встала на защиту свободы слова. Считая протестные действия, подобные тем, что привели толпы людей к зданию ВР, недостаточными для смены режима, более того, в известной степени, неоправданно опасными для принимающих в этих пикетах и демонстрациях людей  (опять-таки, я не цитирую Н. Савченко, а, вернее, описываю подоплеку  ее тревожных предощущений), она -- на стороне М. Саакашвили и его сторонников ровно в той степени, в какой они констатируют продажную сущность власти Банковой и настаивают на необходимости  разомкнуть ее душные, коррупционные объятья, не больше. Ей мало импичмента – главного требования протестующих. Ей нужен закон, который даст право отозвать не только нанятого народом высшего менеджера – президента страны, -- но любого депутата, обманувшего наказы избирателей, не выполнившего своих обещаний. Она, повидавшая в свои молодые годы столько, что иному политиканствующему старому стручку и не снилось, никому не верит на слово. У нее нет никакой уверенности в том, что люди, провозглашающие сейчас сверхблагородные идеи, таковыми и останутся, когда займут ключевые посты в государстве. Она пришла к однозначному выводу, что только полная, кардинальная, под корень, смена всей политической системы страны, включая олицетворяющих ее конкретных, с фамилиями, именами и отчествами лиц, может послужить предпосылкой формирования действительно новой общественной модели.

Это она, порой утрачивая свойственную ей от природы выдержку (всякому терпению, бывает, приходит конец), выкрикивает в лицо оппонентам или тем благостным участникам бесконечных разнокалиберных эфиров, которые пытаются усидеть одним задом на двух стульях, а на самом деле мечтают о бескровном, если получится, переходе власти в свои тщательно вымытые ручки, не знавшие груза тяжелее бумажек. Она прямым текстом говорит им, что не против восстания, на которое украинский народ имеет право. Но это должно быть восстание не столько против мифологической, скорее всего, вымышленной «русской зимы», а против политиканов, которые упоенно врут с разных трибун о том, что для них весь свет в окошке – счастливое будущее Украины. И то, что она права, наверное, уже понимают и многие слуги режима, которому им все меньше хочется беспрекословно служить. Иначе, вероятно, М. Саакашвили не удалось бы безболезненно вырваться из машины, куда его усадили и которая была окружена не пятеркой правоохранителей, как врал  нардепам Ю. Луценко, когда предлагал их вниманию грубо смонтированную фальшивку, а больше сотни. Иначе говоря, чем дальше, тем заметнее, что власть повисла на волоске.

Впрочем, эмоции – вещь вторичная. Насчет будущего Украины у Н. Савченко есть совершенно определенный, внятный план -- программа ее «Гражданской платформы», пошаговый концепт перемен, напрочь исключающий возвращение на ключевые посты украинского политпроекта кого-либо из «бывших», взращенных на коррупционных хлебах, комфортно существующих лишь в рамках затасканной идеологической парадигмы.

Только не нужно – по крайней мере, мне так кажется, воспринимать буквально, в масштабе один к одному, несколько фраз, произнесенных Надеждой Савченко в финале программы «Украинский формат», -- дескать, поскольку на протяжении лет все механизмы, с помощью которых мы пытались изменить ситуацию к лучшему, оказались недейственными, нужно  «физически уничтожить один «потік» влади», тогда те, кто придут следом, станут, наконец, исполнять закон, и мы  получим действительную перезагрузку  власти, а не демагогию на эту тему. Представляю себе, как в ближайшем будущем будут истолкованы эти ее слова,  с каким иезуитским наслаждением их возьмутся «перетирать», придавая им людоедское значение, тролли.

Однако эта реплика Н. Савченко представляется мне метафорой, имеющей ключевое значение. Надежда против полумер, против осточертевшей популистской говорильни, против  попыток еще раз довериться сладкоголосым «техническим проектам» Банковой, против всевозможных майданных вече, которые все равно оборачиваются для народа кровопролитием,  и воцарением на властном Олимпе  нового жулья, пусть даже несколько более благообразного, нежели прежнее. Она зрит в корень и, думается, понимает, что любой компромисс на нынешнем этапе обязательно обернется, в конечном итоге, поражением. Эта неуступчивая прозиция, ставящая ее в  положение неудобного для коалиционных игр одинокого бойца, органична для психики «військового», как она себя время от времени именует, когда не хочет, не видит нужды  в продолжительной и чаще всего бессмысленной полемике на темы, которые кажутся ей однозначно понятными и простыми, как созревшее яблоко.

В таких случаях собеседник вдруг обнаруживает, ее огромность – в прямом, телесном смысле (рост, силу плеч, длину рук, ног); чувствует, как от нее, не фиксирующей на нем взгляд, ушедшей куда-то в себя, сосредоточенной на своем, просто бьет неодолимой энергией; воспринимает ее, если хотите, туго взведенной пружиной, от которой, ежели вдруг разовьется, никуда не укроешься. Но, вот чудо, в других случаях, если ее не пытаются загнать в угол, в редчайшей ситуации, когда она перестает обороняться и наступать, а может позволить себе отпустить поводья, расслабиться, вспомнить о своем женском естестве, на месте неприступной Н. Савченко появляется очаровательная, даже обольстительная женщина, ироничная, легкая в общении, дружелюбная, сексуальная – глаза ее смеются, нежная, едва трогающая губы, заговорщицкая  улыбка внушает доверие,  выражения, одно другого милее, сменяются, озаряя внутренним светом лицо, и кажется, что вот за такую бросился бы без команды и  просьб в огонь и воду! Таких президентов у нас еще не было. Теперь дело за ней и нами. Найдем, сообща, как реально осуществить все то, о чем она упрямо, до хрипоты кричит на всех углах, со всех экранов, стараясь достучаться до каждого сердца, все будет, как в сказке. А нет – останется пенять на себя. Больше ведь не на кого…

И на закуску, на всякий случай, дабы вы убедились в том, прав я или нет, -- два видео.

NewsONE. «Украинский формат»

ZIK. «Zіткнення»

Валерий Барановский

 

Комментарии

надша бери власть в свои руки

Добавьте новый комментарий