Внимание! В меню нашего интернет-портала появилась опция «Сетевизор». Если вы нажмете на эту кнопку, сможете смотреть в режиме онлайн программы четырех телеканалов – «NewsOne», «112-ый», «24», «ZIK». Не упускайте эту возможность!


 

Бренд по имени Савченко

Бренд по имени Савченко

Митинг под стенами Верховной Рады продолжается. Завтра – ключевой день. Прислушается ли парламент к требованиям митингующих, окажется ли слепоглухим, обведет ли перевозбужденный народ вокруг пальца, – в любом случае в четверг следует ожидать бурного развития сюжета. Для того достаточно и протестующих, и подкрепленной нацгвардией полиции, и чересполосицы оценок, имеющей место под куполом нашего политического иллюзиона, не устающего нас удивлять  наглым безрассудством заказных голосований в расчете на зрительские, то бишь, электоральные,  близорукость и недомыслие. Правда, некоторые политики  по-прежнему держатся особняком. И среди них на первом месте – Надежда Савченко.

Честно говоря, я не собирался до судьбоносного четверга браться за перо, ограничиваясь, как и большинство граждан Украины,  ролью  наблюдателя, с интересом следящего за перипетиями миниреволюции, подступающей к укрепленному  правоохранителями правительственному кварталу. Однако кометообразное появление Н. Савченко в ночном эфире на News One вызвало такую бурю разнородных откликов, что  отмалчиваться мне, неизменно являющемуся ее сторонником, было бы попросту неправильным. Тем паче, что есть о чем потолковать. Надежде в минувшую ночь, мне кажется, несколько изменило привычное самообладание, и она позволила себе большую, нежели обычно, резкость, может быть, даже брутальность, высказывая свое отношение к затее коллег, которые в критическую минуту завели свою привычную для таких случаев мантру: «Киев, вставай!».

 

Тут дело не в том, как кому-нибудь может показаться, что Н. Савченко, вообще, выступает противником массовых, публичных акций, направленных против преступной, равнодушной к нуждам народа власти. Надежда – последовательный  оппозиционер, харизаматическая личность, действует открыто, на виду у всех и, я думаю, уже давно, на вечные времена (понятно, в скоротечной хронологии Банковой), занесена в списки личных врагов нашего блистательного президента. Имейте при этом в виду, -- если он с помощью каких-то подковерных манипуляций, орудуя то кнутом, то пряником, умудряется некоторых из действующих лиц нашей молодой псевдодемократии хорошенько прикормить, после чего просто на глазах меняется их мировоззрение, то с Н.Савченко этот номер не прошел. Так что не надо, став свидетелями ее критического отношения к протестному перформансу прошлой ночи и программе из трех пунктов, которую, с легкой руки Саакашвили-Найем и Ко, митингующие требуют принять и выполнить Порошенко, попивающего нектар и амброзию в компаниии очень кстати подвернувшегося Мальтийского коллеги, сразу начинать вопить, что она работает на руку Банковой. Не стоит, услышав, как она в сердцах воскликнула «Все это фуфло!», тут же, пустившись во все тяжкие,  объявлять ее проектом черта лысого. И так далее, в том же духе.

Не разумнее ли вдуматься в то, что именно она говорила в ту ночь, взволнованно и не соблюдая тошнотворного политеса.  Я сделал это, и когда на экране появился дедуля с проломленным черепком, ветеран прошлых Майданов, где, как я понял, его тоже изрядно мутузили, у меня вдруг произошла некая аберрация внутреннего зрения.

С этой минуты все, что я видел, стало отчасти двусмысленным. Н. Савченко негодовала -- вот, мол, опять политики вывели  людей на улицу, против массы яйцеголовых, значит, может пролиться кровь, не дай Бог, снова  дойдет до стрельбы, но в числе героев новой Небесной сотни мы не найдем ни одного из  пламенных витий, которые к тому времени уже будут, наверное, договариваться о своем теплом будущем где-нибудь в безопасных кабинетах, и всё пойдет по  знакомому порочному кругу…  И тут мне вдруг помстилось, что в толпе, бурлящей на темном экране, замелькали не лица Е. Соболева, Найема, Саакашвили, а все тех же – Яценюка, Кличко, Тягнибока, Пороха, Парубия. Ведь и тогда, в невероятном 2014, те, кто теперь оказались на прицеле  истории, поначалу лишь путались под ногами самоотверженно сражающихся людей, а уж потом, незаметно когда и как для рядовых бойцов, перехватили главные роли. А ультимативный набор требований, который теперь представляется обществу как нечто сакральное, вслед за чем начнется стремительная демократизация общества, по существу, -- тут права Надежда – пустой звук.

Вы хотите снятия депутатской неприкосновенности? Извольте. К гадалке не ходи, президент протащит через послушный парламент свой вариант отказа от иммунитета в 2020 году. Причем без всяких намеков на то, что это коснется и его персоны, которая, скорее всего, счастливо просуществует до конца каденции, поплевывая на поползновения объявить ему импичмент.

Антикоррупционный суд? С нашим удовольствием! Но только не стоит забывать, что несколько дней назад была проголосована ублюдочная судебная реформа, согласно которой Порошенко  теперь единолично утверждает судей в инстанции любого уровня. И никакие конкурсные комиссии ему не указ. Захочет -- утвердит кандидата, захочет – нет. И если даже оставить за скобками, что само словосочетание  «антикоррупционный суд» парадоксально, чистейший оксюморон, ибо одна из функций любого суда, занимающегося экономическими проблемами, решительное воспрепятствование мздоимству, то нужен он лишь на то короткое время, пока в Украине, стране третьего мира, не будет искоренена инфекция тотального взяточничества и откатов, и сформирован он должен быть и укомплектован западными юридическими институциями, ибо нашим нельзя довериться и на грош. Можем ли мы вообразить себе нечто подобное в наших Пенатах? Вестимо, нет. А кроме того, если что-нибудь в этом роде мы в первом чтении и примем, то до  второго и окончательного варианта закона очередь может дойти и года через два, после завершения Порошенковской каденции.

То же касается и нового избирательного законодательства. Уж Н. Савченко точно знает, что, меняй его-не меняй, до тех пор, пока не будет осуществлена всеобщая перепись населения  Украины, пока мы не узнаем, сколько нас в действительности, и, соответственно, не составим отвечающие реальности избирательные списки, во всех голосованиях все равно будет участвовать целая прорва мертвых душ. Все тех же «крепостных Чичикова», которые переполняют мифологические ряды песионеров и опустошают в пользу оффшоров казну пенсионного фонда. Но до переписи нам сейчас так же далеко, как до луны. Так что, друзья, дело не в пройдохе Охендовском из центризбиркома, коего, конечно же, надо гнать взашей, а в преступной политической системе, которой все слои общества пронизаны, как грибницей «опенка темного» -- она же, между прочим,  занимает юолее восьмисот  гектаров и сушествует, не в пример нашим 27-и, тысячи и тысячи лет.   

Кстати сказать, воззрения Надежды на фронду протестующих, в принципе, совпадают с отношением к делу человека, который мне симпатичен спокойной, убедительной манерой ведения дискуссии – Давида Сакварелидзе. В ту же ночь, когда  в студии телеканала News One то и дело вскипала по поводу увиденного Надежда Савченко, он с философским спокойствием объявил, что понимает всю приблизительность выдвинутого властям ультиматума, но если они сдадутся, это будет хоть каким-то первым, начальным шагом на долгой и непростой дороге к успеху. 

В общем, не нужно, друзья, бросаться с шашкой наголо на Н.Савченко, действительно в пылу полемики не подбирающей порой вежливых, безобидных  слов. Она не желает обращаться к тем, кто явно путает божий дар с яичницей, с предписанной политическим этикетом, но абсолютно фальшивой елейностью – дескать, глубокоуважаемый шкаф, позвольте сообщить вам, что  вы, простите, пожалуйста, дурак. Для нее подлинная физическая мука – осознание того, что кто-то опять может пострадать, бросаясь на амбразуры ради сиюминутных амбиций политиков, которые не обеспечены долгой, кропотливой системной работой над изменением приоритетов общества. А основные этапы такой работы, достаточно, кстати, длительной,  программой Н.Савченко, еще, как я понимаю, не окончательно сформированной, уже эскизно очерчены. Чего стоит хотя бы идея   выдвижения кандидатов  в советы разных уровней, включая высший законодательный орган страны, не от партий, каждая из которых давно исчерпала потенциал доверия у народа, а от укрупненных в ходе децентрализации громад.

Ну и последнее.  Эмоциональная вспышка Н. Савченко, которую с таким наслаждением обсуждают интернет-сплетники. Хотелось бы их спросить, как отнеслись бы они к тому, что взбесило Надежду, коли оказались бы на ее месте. А именно --  руководители фракций и нардепы, взапуски провозглашавшие на Согласительном совете под председательством  «знатока и нарушителя регламента» Парубия гневные филиппики по поводу медреформы фантасмагорической Ульяны  Супрун,  через каких-то пару часов спокойно погрузились в болото парламентской бюрократии, безмятежно перебирая никому не нужные правки к тому же вредоносному законопроекту, а о людях, опять обманувшихся их страстными речами,  и  думать забыли. По Надежде,  этой публике надо было не финансовые планы Супрун обсуждать, а заблокировать трибуну, заставить народных избранников выйти к людям или, напротив, впустить граждан в этот табуированный зал и поговорить с ними с глазу на глаз! Так нет же. Мухи и котлеты у нас, как и раньше, отдельно.

И, наконец, последнее. Н.Савченко, лишь полтора года обретающаяся в числе политиков, вовсе не обязана знать каждого персонажа новейшей украинской истории в лицо. Так уж вышло, что мэра приграничного Глухова (есть у нас такой минизаповедник) она и в глаза не видывала (вот я его, например, знаю,  она же - нет), а о сомнительных нравах тамошних мест была в свое время крепко наслышана. Отсюда ясно, почему когда Глуховский мэр-иммигрант Мишель Терещенко, наследник легендарного рода  предпринимателей, который женился на экс-депутатке Киевсовета и прочно осел в Украине, на родине предков, засветился вместе с женой и собачонкой на ночной площади, среди  митингующих, он, для нее никто, инкогнито, вызвал сильное раздражение. Ее можно понять. Слишком уж большим диссонансом было светское урчание улыбчивого Михо с его другом Мишелем в муравьиной  толчее пошедших ва-банк людей.  Мелочь, но для нее показательная.

К концу своего часа на News One Надежда Савченко, не изменяя  правилу все видеть своими глазами, несмотря на  вышесказанное, все-таки, двинула в центр города, в гущу событий. Какое все это на нее произвело впечатление с расстояния вытянутой руки, я понятия не имею. И написал все, что вы, надеюсь, прочли лишь с одной целью.

Не вздумайте распространять чушь, утверждая, что  Надежда – принципиальный оппонент тех, кто предпринял попытку нарушить иллюзорное равновесие Порошенковской империи. Насколько я могу судить, к этим людям она относится с уважением, хотя образа их действий в данном случае в полной мере не разделяет. Да и мне, вслед за нею, кажется, что придется еще основательно попотеть прежде, чем с нашей общей помощью потенциал народного неприятия режима преступной грибницы, или разрушительного «кандидоза» власти (можно сказать  так), станет настолько мощным, что общество естественным образом выдвинет из своих недр новых лидеров, способных возглавить сопротивление и преобразовать страну. Вот тут-то, сдается мне, и придет время для реализации бренда по имени Савченко.

В какую-то минуту Надежда, общаясь с телезрителями, напомнила им о том, что сильной стороной и умным решением Михо Саакашвили, когда он возглавлял Грузию, был отказ от многих замшелых правил,  подчиняясь которым он потерял бы страну. В ином случае она с вдохновением говорила об опыте Сингапурского гения управления Ли Куан Ю.  Все это заставляет меня прогнозировать будущее Надежды Савченко, находящейся в самом начале пути,  с упрямым оптимизмом.

Валерий Барановский

 

Добавьте новый комментарий