Внимание! В меню нашего интернет-портала появилась опция «Сетевизор». Если вы нажмете на эту кнопку, сможете смотреть в режиме онлайн программы четырех телеканалов – «NewsOne», «112-ый», «24», «ZIK». Не упускайте эту возможность!


 

Читайте и ужасайтесь!

Читайте и ужасайтесь!

-- Сколько?

-- Цены были хорошими. Я немного играл: покупал газ летом, хранил и перепродавал зимой. При этом я зарабатывал от 50 до 70%. Это были хорошие деньги. И из-за этого начались проблемы.

-- Какие?

-- Сценарий был аналогичным нынешнему. Это был 2006 год. Налоговая открыла против меня уголовное дело. Я должен был заплатить – либо покинуть страну.

-- Объясните подробнее.

-- Постоянная смена правительств – проблема для бизнесменов в Украине. Новые власть имущие посылают своих шестерок к богатым людям для сбора денег. Я решил, что в этот раз они хотят слишком много, и предпочел уйти и подождать.

-- При каком правительстве это было?

-- Это было, когда Виктор Янукович стал премьер-министром. Он назначил на место начальника налоговой своего человека. Этот кадр в первую очередь посмотрел, сколько и от кого он сможет получить. На тот момент у меня не было никакой протекции, никого, кто мог бы политически защитить меня от Януковича. Поэтому его люди хотели меня заполучить, и я решил уйти. Я заказал ранний вылет в Мюнхен на 6 или 7 утра, а в 8 уже около ста человек было в моем офисе (Смеется). Я прибыл в Германию, инвестировал свои деньги в конный двор и начал готовиться к Олимпийским играм в Пекине.

-- Вы завершили дела в Украине, взяли деньги с собой за рубеж?

-- Да. Я жил в небольшой деревне в Германии. Но люди из украинского правительства постоянно пытались со мной связаться и договориться.

-- Почему вы тогда вернулись в Киев? Вы знали, что это коррумпированная криминальная система. Почему вы не остались со своими деньгами в Германии, на Кипре или Мальдивах?

-- У меня была семья, жена и дети. Они жили там. Поэтому я вел переговоры с правительством. Сначала они хотели 20 миллионов, потом 10, 5, в конечном итоге я вернулся назад за два миллиона перед выборами. Они сказали: «Давай два миллиона, чтобы мы могли провести предвыборную кампанию, и вопрос будет закрыт». И тогда я вернулся в Киев.

-- Вы могли доверять сделке? Как вы могли быть уверены в том, что договоренности будут соблюдены?

-- Это всегда так работает. Это бизнес. Это знает каждый у нас. Человек соглашается и человек платит. Человек может возвращаться. Если правительство не будет соблюдать договоренности, то в скором времени ни один олигарх не будет платить. Тогда все они вынуждены будут уехать, а политики останутся на сухом пайке.

-- В 2010 Виктор Янукович из премьер-министра стал президентом. Что изменилось для вас?

-- Его потребности в деньгах возросла (Горько улыбается). В Донецке было офисное здание, откуда старший сын Януковича Александр контролировал все крупные предприятия в Украине для своего отца. Он пытался заполучить 50% от всего. В 2012 году он начал также требовать доли компаний, хотя раньше речь шла только о деньгах, а потом нужно было переписывать и доли. После этого бизнесмены в Украине начали поддерживать революцию – Виталий Кличко, спонсор Кличко Дмитрий Фирташ и другие.

-- Поэтому президент Янукович потерял поддержку среди олигархов

--Да. Вначале он хотел 50%, но потом все больше. Мы, бизнесмены, видели, что его аппетиты стали непомерными, и переживали, что можем полностью утратить наш бизнес.

-- Вы поддерживали революцию не потому, что хотели быть ближе к Западу, а...?

-- Потому что люди Януковича стали чересчур жадными. Они приходили к средним и мелким предпринимателям: владельцам небольших кафе, ресторанов и т. д. Потом было противостояние олигархов, когда у них потребовали отдать доли в своих предприятиях. Тогда олигархи договорились свергнуть Януковича.

-- Из ваших слов следует, что кровавые беспорядки в Киеве в ноябре 2013, Евромайдан, были не восстанием народа, а путчем олигархов?

-- Да, при поддержке американцев.

-- Янукович тогда сломя голову убежал в Россию.

-- Да. Не менее чем с 3 млрд. долларов, которые он захватил с собой.

-- Какова была ваша роль во время Майдана?

-- Лично я поддерживал Виталия Кличко. Я его знаю давно. Мы раньше вместе занимались боксом в армейском спортклубе.

-- Выходили ли вы с ним на ринг?

-- Нет, он находится в совершенно другой весовой категории. Но мы жили в одной казарме, там вместе тренировались. Я его хорошо знал, и его младший брат Владимир был моим лучшим другом.

-- Но Кличко не стал президентом.

-- Нет, Виталий боксер, а Порошенко умеет лучше говорить. Американцы хотели видеть его на посту, и наши олигархи, в конечном итоге, тоже. Потом была сделка, заключенная в Вене. Кличко отказался от 50% дохода, причитающегося президенту, потом Порошенко вдруг захотел получить 15 миллионов долларов от Виталия на свою предвыборную кампанию. Когда Виталий отказался, Порошенко прекратил совместное сотрудничество.

-- Вы все же начали работать на Порошенко.

-- Да. Я был вынужден. Я пытался спасти свой бизнес.

-- И потом в своей книге вы детально описываете, как в течение практически двух лет проводили грязные сделки для Порошенко. Почему?

--Потому что я вначале думал, что быть хуже, чем с Януковичем, не может.

-- И?

-- Это было заблуждением. Порошенко хочет не одну только половину, он хочет получить все. У меня была с ним договоренность: оставь в покое меня и мой бизнес, позволь зарабатывать деньги, тогда я открыто и легально буду поддерживать твою политику.

-- Ему этого было недостаточно?

-- Нет. Как только он достаточно крепко сел в седло, то потребовал, чтобы я скупал по дешевке газовые предприятия олигархов, которых он перед этим выжил из страны фиктивными уголовными делами. Я инвестировал практически все свои деньги, выполняя его задания. Как только я собрал все газовые компании под одной крышей, Порошенко решил от меня избавиться и изгнать из страны. Это была новая бизнес-модель Порошенко. Он уже не хотел покупать предприятия, а хотел получать мзду за крышевание. Угрожать олигархам фиктивными уголовными делами для него было намного проще и доставляло меньше хлопот.

-- Сколько фирм вы скупили для Порошенко?

-- Три газовые фирмы. Деньги за них, примерно 30 миллионов долларов США, я заплатил их сбежавшим владельцам через сеть офшорных счетов за границей.

-- Были ли вы вовлечены в другие грязные махинации президента?

-- Конечно. Я постоянно покупал голоса депутатов, чтобы обеспечивать поддержку власти Порошенко.

-- Можете привести примеры?

-- Да. Когда принимался бюджет, пришлось купить голоса целой партии. Очень щекотливым моментом стало назначение генеральным прокурором Юрия Луценко через парламент. Несмотря на то, что он был человеком, близким к Порошенко, он не имел соответствующего юридического образования. Он инженер-электротехник. Для того, чтобы занимать должность генерального прокурора, требовалось пройти экзамен по юриспруденции, что было закреплено в законе. По заказу Порошенко я отвечал за то, чтобы были внесены соответствующие изменения в закон, позволяющие человеку без высшего юридического образования занять должность генерального прокурора. Это сработало. В мае 2016 года Луценко был назначен генеральным прокурором.

-- Какова сумма взяток, которые вы заплатили депутатам за это решение?

-- В целом около 2,5 миллиона долларов.

-- Откуда Порошенко берет столько денег? Достаточно ли доходов  его шоколадной фабрики, чтобы покрывать такие расходы?

-- Конечно же нет. Секрет успеха – это личный генеральный прокурор.

-- Тот самый генеральный прокурор, которого вы по заказу Порошенко посредством взяток утвердили в должности?

-- Да, именно он. Генеральный прокурор возбуждает сфальсифицированные уголовные дела против фирмы или ее владельца. Уголовные дела предусматривают задержание, вынесение обвинительного приговора посредством купленных судей, что грозит олигарху многолетним тюремным заключением. Потом посредник от Порошенко говорит, например, Ринату Ахметову, богатейшему человеку в Украине: «Дай нам 200 миллионов долларов, а мы позаботимся о том, чтобы твоя проблема исчезла». Бизнес-модель Порошенко сейчас – это просто рэкет. Как в мафии, только на правительственном уровне и с большим размахом.