Внимание! В меню нашего интернет-портала появилась опция «Сетевизор». Если вы нажмете на эту кнопку, сможете смотреть в режиме онлайн программы четырех телеканалов – «NewsOne», «112-ый», «24», «ZIK». Не упускайте эту возможность!


 

Надежда. Эскиз портрета…

Надежда. Эскиз портрета…

И кто это надоумил наших папарацци снимать ее с нижней точки, искусственно утяжеляя изображение, разворачивая его кверху и в стороны, или, напротив, – сидя, судя по ракурсу, где-нибудь на люстре, в связи с чем «натура» на отпечатке оказывается сплющенной и, опять-таки, непомерно тяжелой? Не будем гадать. Эти шустрые ребята стараются наилучшим образом отработать «заказ» «злейших друзей» Надежды Савченко.

Но ведь, на самом деле, она одарена природой немалым ростом, а сильный, гибкий торс, плоский живот и длинные ноги, которые прекрасно выглядят и при наличии высоких каблуков, и в каких-нибудь походных берцах, – всё это, вместе взятое, являет картину настолько привлекательную (о тончайшей, летучей физиогномике или бешеной, бьющей ключом ее энергетике, я уж и не говорю), что даже старательно скроенные «фотожабы» оказываются перед обаянием личности молодого политика совершенно бессильными. Сквозь их намеренную, тенденциозную лживость неизбежно проступает чистая правда. И правда эта завораживает.

То, что вы сейчас, надеюсь, прочли, написано в сердцах, так сказать, для разгона. Достали, понимаете ли, тролли и порохоботы с фотоаппаратами наперевес. Хотя какой у них выход и какой с них спрос?! Н. Савченко уже не сдерживает себя – ее отношение к Главкондитеру приобрело в последнее время откровенно насмешливый характер, и по заслугам. Как же ему, нарастившему в разгар войны миллиардные прибыли, не посоветовать – на ее месте – угомониться и, проявляя великодушие, разместить в своих фирменных магазинах (все равно нормальные люди в знак неприязни к его спекулятивной неразборчивости «рошеновские» изделия начали бойкотировать), скажем, детские садики, которых у нас все еще остро не хватает! Ну, да ладно... Речь сегодня, в общем-то, не о нем.

А затеян этот разговор оттого, что, мне кажется, я на конец, вычислил, чем этаким, никому из завзятых «партийных спикеров» непосильным, характерны телевыступления Н. Савченко, которая, на первый взгляд, делает то же, что они, и находится на News One или 112-м в одинаковом с ними положении. Причем, особенно поучительно сравнивать ее политические дивертисменты (в «Субъективных итогах дня» или «Вечернем прайме») с тем, как выглядят и на чем сосредотачиваются наиболее популярные у непритязательной и пестрой телеаудитории публицисты-ведущие. Я имею в виду, к примеру, дотошного Е. Мураева, развязно-откровенного В. Рабиновича, даже рассудочного и взвешивающего каждое свое слово Д. Гордона, на худой конец, – полуграмотного «Шумахера для бедных» или переходящий приз разнокалиберных политпартий, самовлюбленного балабола Д. Спивака.

Согласитесь, никому из них нельзя отказать в умении держать внимание своей телеаудитории: у вчерашнего регионала – среднеобразованной, у рубахи-дядьки из Касриловки – скандально-простецкой, вроде схватки хозяек на коммунальной кухне, у гонщика – косноязычной, как «базар» дальнобойщиков на заправке, а у провинциального оратора – самодовольно-склочной, наподобие пикейных жилетов из знаменитой литературной классики. И главное занятие этих, да и всех прочих, не названных здесь оракулов, охотно витийствующих в телепространстве, – мочить, мочить и еще раз мочить своих политических оппонентов.

У каждого из них есть личная, обжитая ниша. Каждый, неплохо зная свой предмет, в ответ на самый заковыристый вопрос телезрителя (а участники «интерактива» бывают въедливы и настырны), независимо от того, есть под рукой аргументы для того, чтобы уверенно выдержать загодя проложенный курс, или нет таковых, легко выруливает к спасительной пристани. Он долго и обстоятельно, лишь слегка отвлекаясь на вставные новеллы, усиливающие общий эффект, торочит что-то общепонятное, понемногу распаляя аудиторию, да и сам возбуждаясь настолько, что со стороны начинает казаться, будто большей степени искренности, причастности заботам телезрителей и представить себе нельзя. Притом, чем ближе к элементарной прозе жизни тема, заданная эфирным сюжетом или репликой дозвонившегося на телеканал обывателя, тем успешнее этот своеобразный политический кастинг, с помощью которого имярек старается в наилучшем виде отпиарить себя лично и свою партию, а заодно «опустить» конкурентов, пользуясь простыми, ребенку понятными доказательствами и риторическими фигурами. В ход идет незатейливая, но необидная бесцеремонность – вещь обычная со времен партхозактивов, и потому не пугающая модной новизной. Она дает возможность хорошенько обругать противника и поклясться невидимому собеседнику (как на духу, как близкому человеку, как родной кровиночке) чуть ли не на дворовом жаргоне, чтобы не прибегать, хотя порой и очень хочется, к эсперанто мата: дескать, стОит политической силе, которую я в данную минуту представляю (интонационная цитата из Ильфа с Петровым), пройти в парламент, все наказы возлюбленного электората будут немедленно реализованы, в масштабе один к одному. Думаю, всем ясно, что это лишь игра, и никто из гостей телеканала решительно ничего из того, что с энтузиазмом обещает, делать никогда не станет. Ситуация до боли знакомая. Ну, а теперь давайте посмотрим, как ведет себя, оставаясь в студии с глазу на глаз с аудиторией всей страны, антипод вышеперечисленных надувных лидеров Надежда Савченко…

Начнем с того, что она принципиально немногословна. Вопрос – сюжет - короткий, чаще всего отчетливо проартикулированый комментарий. И никакого «мочилова»! Вместо того, чтобы, воспользовавшись удобным случаем, следуя укоренившейся на ТВ традиции, начать жестко поносить своих идеологических конкурентов, кроя их в хвост и гриву, Н. Савченко, сразу отдает предпочтение деловому, конструктивному разговору о том, каким образом следовало бы преобразовать ту либо иную институцию, дабы в разы уменьшить зависимость от манипуляций официального Киева. При этом ей чаше всего удается настолько внятно и строго изложить основные положения своего концепта, словно она готовилась к этому заранее и теперь лишь повторяет вслух то, что бог весть когда придумано, записано, отредактировано. А ведь в действительности все, что она произносит, подводя, например, итоги событиям недели, есть, как правило, чистейшая импровизация. Но оценивая ее качество, нужно учитывать одно немаловажное обстоятельство, хорошо известное музыкантам, педагогам, ученым, профессиональным ораторам, – лучше всего удается импровизация, тщательно подготовленная. В ее случае речь идет о наличии той самой «Концепции изменения политической системы», которая лежит в основе деятельности «Гражданской платформы Надежды Савченко».

Вот в этом-то и вся штука. Сегодня, когда новая партия едва конституирована, и ей предстоит долгий путь завоевания общественного признания, Надежде (почему-то все охотно называют ее по имени, что никак не свидетельствует о легковесном к ней отношении), приходится действительно очень и очень нелегко. Упомянутая концепция нуждается в постоянном, детальнейшем истолковании. Тут не до искрометных дуэлей в эфире, которые отнимают много сил и драгоценного времени, не принося взамен ничего, кроме обманчивого чувства превосходства над лукавым соперником, и не до организации малопродуктивных манифестаций. Куда умнее и перспективнее каждую минуту пребывания на людях, полагает Надежда, расходовать на истолкование и обоснование своей позиции. А так как смена политической системы, хочешь не хочешь, касается всех сторон жизни, начиная со смены житийного уклада до взаимоотношений личности и государства, то куда бы ни заводил ее в эфире какой-либо конкретный сюжет, Н. Савченко рано или поздно просто вынуждена коснуться одной из сторон своей модели реконструкции власти. И таким путем день за днем, фрагмент за фрагментом, она собирает сложнейший концептуальный пазл, будучи уверенной, что наступит день, когда он будет завершен и явит украинцам всю свою осмысленную красоту.

Интервьюеры донимают Надежду, разумеется, по самым разным поводам. Кто-то – таких совсем немного – делают это, желая показать ее реальный интеллектуальный потенциал. Иные – этих пруд пруди, – надеются сбить ее с толку, высмеять, запутать, спровоцировать на рискованную реакцию, дезавуировать, подставить (мы об этом уже однажды говорили). Но в любой, самой неудобной для нее конфигурации Н. Савченко остается всецело естественной и, вероятно, потому – неуязвимой. Она сохраняет присутствие духа и самообладание отнюдь не оттого, что знает все и обо всем на свете и, с чем бы к ней ни подкатились – от устава ордена Тамплиеров до повадок мухи цеце, – проявляет поразительную осведомленность. Нет, она чувствует себя одинаково уверенно и отлично держит удар лишь потому, что мыслит самостоятельно, неординарно, обладает редкой сообразительностью и, понимая, что все в подлунном мире подчинено одним и тем же законам логики, не притворяясь всезнайкой, при необходимости начинает размышлять над очередной задачей одновременно с визави. Н. Савченко вовлекает его в соучастники этого увлекательного процесса и приходит, в конце концов, к некоему результату уже не одна, а вместе с тем, кто еще минуту назад, возможно, пытался ее ущучить

Добавьте к перечисленным здесь качествам Надежды категорическое неприятие в общении с людьми – прямом или косвенном, телефонном – амикошонства, столь свойственного некоторым ее недоброжелателям. Она ведет себя со всеми, без исключения, кроме, конечно, откровенных подлецов, подчеркнуто уважительно, со вниманием, но не позволяет развязности ни себе, ни тем, кто с нею общается. Для нее это само собою разумеется. Да и окружающие не испытывают желания рисковать. Ведь Надежда наделена странной, магнетической красотой, чью подлинность проверять, честно говоря, боязно, – как бы ненароком не обжечься…

Пожелать остается одного: хорошо бы этих самых озорников-папарацци – с упоминания о них мы сегодня начали – попросить отказаться от бесплодных попыток превратить Н. Савченко в видео и на фото в такую, знаете ли, «широкоплечую гражданочку»; не подлавливать ее в позах, которые им, несмышленым, кажутся убийственно смешными. Дурачки вы, ребята! Я не могу вспомнить изображений более волнующих, эротически точных и вместе с тем целомудренных, чем старая фотка босоногой Надежды Савченко, по-кошачьи изящно взгромоздившейся верхом на кресло в зале Верховной Рады. А вы с этим добрый месяц потом носились – ишь, солдатка, курящая, то да сё… Не становитесь, бога ради, кастратами! Будущее, живое, яркое, полное чувств и надежд, политических скопцов никогда не прощает…

P.S.

Эта статья была уже написана, когда раздался телефонный звонок от одного из откровенных сторонников Надежды. По крайней мере, до вчерашнего дня. Звонивший был чрезвычайно взволнован. Он только что посмотрел «Большой вечер» на News One, где, помимо прочего, Н. Савченко на вопрос о том, одобряет ли она действия военкомата, который отлавливал в Киеве, в ночном клубе, парней, отлынивающих от призыва в армию, ответила, в общем и целом, утвердительно. Мой знакомый был ошеломлен. «Что же получается, – спросил он, - неужели она и правда считает, что я, если б меня коснулся призыв, должен был бы жизнь отдать за этих барыг?! Я разочарован!» Мне понадобилось не так уж много времени, чтобы увидеть – здесь налицо известное непонимание одного из главных тезисов политической концепции Надежды, которую нельзя воспринимать как нечто железобетонное, раз и навсегда застывшее. С ее точки зрения, не человек служит государству, а прямо наоборот. Личность (гражданин) должна находиться в фокусе любой правовой конструкции. Что же до необъявленной войны, то на вопрос, защищать Украину, не щадя живота своего, или «шариться» по ночным клубам, ответ однозначен: если ты достойный человек и мужчина, – защищать! Но не государство, во главе которого действительно пристроилась кучка барыг, а Украину-Родину, что, откуда ни посмотреть, далеко не одно и то же. И здесь Надежда, женщина и воин, не изменила себе ни на йоту. Она была спокойна и непреклонна. Закон есть закон. И военкоматские вряд ли имели право высматривать дезертиров, шастая по кабакам. Все верно. Но разве неясно и то, что власть преходяща – как пришла, так и сгинет бесследно, а родная земля одна. Впрочем, посмотрите это видео сами и решите, разделяете ли мое отношение к человеческому феномену по имени Надежда Савченко?

«Большой вечер» на News One от 2.11.2017 г.

Валерий Барановский

 

Комментарии

Супер!

Добавьте новый комментарий