Внимание! В меню нашего интернет-портала появилась опция «Сетевизор». Если вы нажмете на эту кнопку, сможете смотреть в режиме онлайн программы четырех телеканалов – «NewsOne», «112-ый», «24», «ZIK». Не упускайте эту возможность!

Оксана Сыроид – человек, не умеющий лгать

Оксана Сыроид – человек, не умеющий лгать
 
Странное дело. Интервью, взятое РБК-Украина у вице-спикера украинского парламента Оксаны  Сыроид аж в середине июля, вдруг снова появилось в социальных сетях и на разнообразных сайтах интернета и начало активно обсуждаться. О чем это свидетельствует? Прежде всего, наверное, о том, что затронутые в нем темы не состарились и по-прежнему остаются злободневными. И прежде всего это «Минск-3», который решительно ничего не изменил в нашем понимании некоторой фиктивности лишенных легитимности переговоров. Это и проблема досрочных парламентских выборов, угроза которых все еще витает в воздухе. Это совершенно обособленная позиция «Самопомощи», которая, оставаясь в оппозиции к правительству с его драконовскими тарифами, тем не менее, не сливается в экстазе ни с Ляшко, ни с Тимошенко. И многое другое. Но любопытно наблюдать, как круто замешанный микс этой проблематики становится поводом для «наезда» на Оксану Сыроид, которая, в отличие от очень многих парламентариев, не считает необходимым протискиваться, как некогда Кравчук, между капельками дождя, а говорит обо всем внятно и определенно, не пытаясь подстелить соломки для того, чтобы мягко было падать тем, чьи действия она подвергает импровизированному анализу. Именно это заставляет нас, помимо краткого вступления, завершить публикацию интервью послесловием, где будут даны ответы на укоры в адрес Сыроид.
 
 
РБК-Украина: Завершилась четвертая сессия Рады восьмого созыва. Можно ли назвать ее продуктивной?
 
Оксана Сыроид: И да, и нет. Во-первых, позиции парламента по сравнению с позицией президента слабы. Хотя именно парламент должен контролировать президента, а не быть ему подчиненным.
 
Во-вторых, Рада все еще зависима от олигархических групп. Результатом этой слабости стала неэффективная работа по нескольким ключевым направлениям, например, в сфере безопасности. Мы так и не определились, что у нас происходит - война или что-то другое.
 
Если у нас антитеррористическая операция, то почему мы до сих пор не приняли закона о признании организаций (ЛНР и ДНР, - ред.) террористическими? Законопроект уже полтора года находится в профильном комитете Рады. Если у нас война, где решение?
 
Мы подготовили проект закона о временно оккупированной территории Украины, принятие которого все расставило бы по своим местам. Я очень рада, что в целом есть понимание необходимости в подобном законе, но парламент так и не сподобился его принять.
 
Парламент еще не голосовал, пожалуй, и самого важного решения – законопроекта о выборах на пропорциональной основе с открытыми списками. С лозунгом о необходимости такого закона шли на выборы все, включая президента. Впрочем, нынешний закон о выборах для действующей власти очень удобен. Не заменен и состав ЦИК. А это значит, что у нас не может быть должного контроля за ходом избирательного процесса. Ведь нынешний состав ЦИК душой и телом зависит от Банковой. Не сформирован и обновленный состав Счетной палаты. Словом, институциональных шагов в сторону упрочения собственной независимости парламент пока сделать не способен. Но, вместе с тем, ему все-таки удалось выйти из политического кризиса.
 
РБК-Украина: Выбрав новое правительство?
 
Оксана Сыроид: Да. Это большой прогресс, который демонстрирует способность ВР искать компромиссы, выгодные государству, а не отдельным лицам. Это – эволюция, пошедшая на пользу и правительству, и парламенту, и государству в целом. Я имею в виду восприятие Украины на международном уровне.
 
Кроме того, было принято немало общественно полезных решений, касающихся личностных потребностей граждан. Например, законы – о подержанных автомобилях, лекарствах, касающиеся материальной поддержки бойцов АТО, их семей. Но, к сожалению, эта работа была бессистемной. Мы пока не видим целостного, системного подхода правительства к преодолению феномена катастрофической бедности.
 
РБК-Украина: «Самопомощь» постоянно твердит о том, что существует законопроект о выборах на Донбассе. Откуда такая информация?
 
Оксана Сыроид: У меня есть достоверные сведения из моих источников, что такой законопроект разработан, и документ уже поступил в распоряжение Администрации президента. АП, конечно, его никому не показывает. По моим данным, над этим документом в течение длительного времени работал председатель комитета ВР по вопросам правовой политики и правосудия Руслан Князевич.
 
То, что законопроект существует, публично подтвердил и госсекретарь США Джон Керри, отвечая на один из вопросов, заданных ему на совместной с Порошенко пресс-конференции. Цитирую. «Президент Порошенко уже существенно продвинулся в подготовке законопроекта о выборах, обеспечении амнистии, а также сосредоточенности на политических аспектах децентрализации. Этот проект закона практически подготовлен, задокументирован письменно и согласован сторонами. Но все еще остается некоторый объем работы, которую нужно сделать».
 
Оказывается, правительство США знает больше, чем украинский народ. А президент осведомлен об этом, но скрывает информацию от людей, что является громадной проблемой.
 
Из чего состоит «Минск»? Из двух частей. Первая - политика безопасности. Там нет формулы и сроков. Вторая - политическая. Если политика безопасности касается украинской стороны и стороны оккупанта, то политическая - только нас.
 
Состоит последняя из четырех элементов единого «пазла».
 
Первый – изменения, которые должны быть внесены в Конституцию относительно предоставления Донбассу особого статуса.
 
Второй - закон об особом статусе или особом порядке местного самоуправления.
 
Третий - амнистия.
 
Четвертый - выборы.
 
Это – четыре этапа юридической капитуляции, или юридической оккупации Украины.
 
К нынешнему времени «изменения в Конституцию» готовы на 60%. Законопроект об особом статусе – на 100%. Он был проголосован 16 сентября 2014 года, но просто не вступает в силу. Законопроект об амнистии поддержали тогда же, но для того, чтобы он начал действовать, не хватает подписей председателя Верховной Рады и Президента. Законопроект о выборах – последний элемент нашего «пазла». Как только его проголосуют, остальное немедленно будет запущено.
 
Это стало понятным, когда Штайнмайер и Олланд во время посещения Украины отказались от своего настоятельного требования голосовать за Конституционные изменения и заявили: «Хорошо. Давайте будем работать над выборами». Почему они пошли на уступку? Да потому, что именно этой части не хватало для того, чтобы «пазл» окончательно сложился.
 
Такой подход демонстрирует абсолютный их цинизм и является кощунственным. Если мы говорим, что выборы должны пройти в соответствии с законом Украины, текст которого обязан быть согласованным обеими сторонами, то о каком законе идет речь? Если его нужно согласовывать между ими и нами, тогда это – не наш закон. Это означает, что мы лишаемся суверенитета. Можно ли себе представить, что Германия или, скажем, Франция будут согласовывать с кем-то свое избирательное законодательство?!
 
 
РБК-Украина: Фракция «Самопомощь» раньше предупреждала о том, что закон о выборах на Донбассе может быть проголосован летом. Сессию не продлили. Сохраняется ли актуальность этой угрозы?
 
Оксана Сыроид: Эта угроза никуда не делась. Более того, на заседании рабочей группы, занятой обсуждением проблем оккупированных территорий, всего, что связано с освобождением пленных ребят и требованиями не отменять наложенных на Россию санкций, всплыло лицо, делегированное Виктором Медведчуком. Это чрезвычайно опасный тренд, заданный ВР, которая таким образом может фактически поспособствовать легитимации «Минска». А ведь парламент пока остался единственным институтом, незапятнанным участием в процессе сдачи украинских интересов. Понятно, что к этому причастны и президент, и МИД, и правительство. Остались только мы.
 
Законы об амнистии и особом статусе Донбасса принимали депутаты предыдущего созыва, а изменения в Конституцию, даст Бог, мы никогда до конца не проголосуем.
 
Попытки сделать парламент соучастником «Минска» предпринимались давно. Некоторые пытались, в частности, говорить и со мной, – дескать, «давайте сами сконструируем этот закон о выборах».
 
Здесь налицо два направления, которые следует разграничить. Первое - наше отношение к «Минску». Второе – к тому, что связано с оккупированными территориями.
 
Если мы говорим о политике по отношению к последним, у нас есть проект закона о временно оккупированной территории, и мы готовы его обсуждать. Если мы говорим о политике по отношению к «Минску», я буду готова обсуждать эти материи только после того, как президент придет в парламент и отчитается перед украинским народом о том, что произошло, что именно он подписал.
 
Я хочу, чтобы он показал оригиналы документов, которые подмахнул. Я хочу узнать имена всех людей, которые участвуют в переговорах в Минске, и услышать кто и почему дал этим людям соответствующие полномочия. Что это – распоряжение Президента или решение МИДа? Какие инструкции даны этим людям? Каков перечень договоренностей, которые уже достигнуты или должны быть достигнуты в ближайшее время? Только тогда я буду вообще готова рассматривать что-либо, касающееся «Минска».
 
РБК-Украина: Будет ли, по вашему мнению, собрано 150 подписей для проведения внеочередного заседания летом?
 
Оксана Сыроид: Пусть честно скажут, что им нужны 150 подписей для голосования за законопроект о выборах на Донбассе. И не надо говорить о внеочередном заседании. Это будет внеочередная сессия, поскольку нынешняя закрыта, которую положено созывать для обсуждения таких вопросов.
 
РБК-Украина: В ходе визита госсекретаря США Джона Керри состоялась его встреча со спикером Рады Парубием. Известны ли вам какие-то детали? Возможно, вы тоже были на встрече?
 
Оксана Сыроид: Я ничего не знаю, ибо в ней не участвовала.
 
РБК-Украина: Керри встречался с депутатами парламента?
 
Оксана Сыроид: Возможно, с кем-то и встречался – мне об этом неизвестно. Но позиция наших международных партнеров достаточно очевидна и понятна. В Соединенных Штатах прослеживается момент институциональной слабости, связанной с перезагрузкой власти. Там, конечно, хотят показать эффективность своего участия в разрешении украино-российского конфликта. К этому надо относиться спокойно и прагматично.
 
В то же время, Штаты остаются нашими партнерами, и я убеждена, – если Украина защитит свой суверенитет, не поддастся на провокацию и не проголосует за выборы и изменения в Конституцию, США поддержит эту позицию.
 
Исходя из опыта моих визитов в Вашингтон, я уверена в том, что мы сможем свою точку зрения достаточно полно аргументировать и продолжать поиски реального решения существующей проблемы.
 
Что касается европейских партнеров Украины, здесь ситуация несколько сложнее. Европа с Россией в значительной мере взаимоинтегрированы: и экономически, и политически, и, в частности, – через Совет Европы и ОБСЕ. Поэтому европейцам важно восстановить добрососедские отношения с Россией. Если Украина признает, что это война, и РФ оккупант, – а в результате российской агрессии погибло не менее 10 тысяч человек, – то европейским коллегам будет как-то не с руки сотрудничать со столь кровавым режимом. Отсюда попытки убедить весь мир в том, что в Донецкой и Луганской областях у нас имеет место внутренний конфликт, гражданская война, да еще и внушить это самим украинцам.
 
С Крымом – другая история, потому что аннексия Крыма состоялась фактически без единого выстрела. Да, она произошла незаконно, но здесь нет привкуса крови. И для России это разные территории: Крымский федеральный округ РФ и непонятные конгломераты под названием ДНР и ЛНР. Крым России нужен, а ДНР/ЛНР - нет. Им, на самом деле, важно оккупировать всю Украину. Но для Украины статус захваченных российской военщиной земель является абсолютно одинаковым, это - временно оккупированная территория Украины.
 
РБК-Украина: Давайте поговорим о проблемах, связанных с работой парламента. Ситуация особенно обострилась в течение последних двух недель. Мы видели, что парламент более или менее работал всего лишь несколько дней. С чем это связано? Это проблемы коалиции?
 
Оксана Сыроид: Это проблема зависимости парламента. Парламент фактически зависит от 5-7 человек.
 

Добавьте новый комментарий