Внимание! В меню нашего интернет-портала появилась опция «Сетевизор». Если вы нажмете на эту кнопку, сможете смотреть в режиме онлайн программы четырех телеканалов – «NewsOne», «112-ый», «24», «ZIK». Не упускайте эту возможность!


 

Подручный Сатаны

Подручный Сатаны

Поначалу у меня не было никакого желания как-нибудь отзываться на день рождения Владимира Путина, ибо кроме отвращения этот персонаж нашей новейшей истории никаких чувств не вызывает. Однако, когда я наткнулся в сети на интервью, которое дал по этому случаю радио «Свобода» Андрей Илларионов, бывший советник кремлевского вурдалака, появились некоторые основания для «датской» публикации этого текста https://www.svoboda.org/a/28777556.html. Нельзя сказать, что сей политтехнолог (а что еще мог делать в шлейфе у  Путина такой человек?), еще недавно просто не покидавший наших телеэкранов, мне очень нравится. Он всегда казался мне амбициозной гадалкой, набивающей себе цену лихими пророчествами, или, на худой конец, паникером. И если бы не одно «но», я не стал бы его цитировать. А это самое «но» состоит в том, что в своем интервью, которое, наверное, интересно тем нашим читателям, которые пытаются спрогнозировать поведение Путина в ближайшей перспективе, что на самом деле невозможно, ибо маньяки и психопаты абсолютно непредсказуемы, – в этом, достаточно рассудочном, ровном анализе происходящего, по крайней мере, на востоке Украины, А. Илларионов позволяет себе рассматривать не действия Путина или Порошенко по-отдельности, а поведение этого  противоестественного тандема. И у него выходит – причем, тут он вполне убедителен, – что война, как бы обидно это ни звучало, выгодна в определенном смысле обеим сторонам. Сознавать это ужасно. Но если точку зрения А. Илларионова не разделять, если отказать ему в объективности, невозможно понять очень многого. И прежде всего, причин, понудивших украинского президента навязать парламенту совершенно коллаборантский законопроект о реинтеграции Донбасса, и, больше того, заставить прикормленных нардепов продлить срок действия старого закона об особом статусе оккупированных территорий, который по своей предательской сущности сравним только с диктаторскими законами 16 января 2014 года, едва не расколовшими украинское общество  надвое. Впрочем, прав ли я, судите сами. К вашим услугам видео и запись беседы обозревателя радио «Свобода» Михаила Соколова с экс-советником подручного Сатаны.

Путин как Брежнев


Экономист, старший научный сотрудник Института Катона, бывший советник президента РФ Андрей Илларионов подводит предварительные итоги восемнадцати лет работы Владимира Путина по руководству Россией. Российско-украинская война, экономический кризис, санкции, как это все скажется на «выборах» президента РФ? Можно ли считать путинизм оригинальной политической системой или это один из банальных вариантов авторитаризма?

Полная видеоверсия программы

Михаил Соколов: 7 октября Владимиру Путину исполнится 65 лет. Прошло уже более 18 лет с момента получения им поста премьер-министра при больном президенте Борисе Ельцине. Новый премьер, избранный президентом, избавился от опеки, на фоне роста экономики и высоких цен на энергоресурсы наголову разорил или перевербовал оппозицию. После четырехлетия, когда в роли сильного премьера Путин стоял за сценой, держа в руках пульт управления с зиц-президентом Медведевым, на своем третьем сроке, Владимир Путин сосредоточил в своих руках поистине необъятную власть и еще закрутил гайки. А с 2014 года подает «острые блюда» – Крым, Донбасс, Сирия. Россия ведет две локальные войны в Украине и в Сирии и «холодную войну» со всей западной цивилизацией. Не случайно на день рождения Владимир Путин назначил  оперативное совещание с членами Совета безопасности. Давайте подумаем, чего нам ждать от Путина IV, ведь скоро так называемые «выборы». В студии у нас известный экономист, бывший советник президента России, научный сотрудник Института Катона Андрей Илларионов.

Когда мы с вами договаривались о встрече, вы мне напомнили, что Владимир Путин правит страной уже больше Леонида Брежнева. На ваш взгляд, в чем их сходство на сегодняшний момент?

Андрей Илларионов: Тут надо сразу внести поправку. Если мы будем учитывать срок, который Путин занимал в качестве премьер-министра до назначения его исполняющим обязанности президента и до того, как он стал президентом, то есть начиная с августа 1999 года, если добавим еще и тот срок, который вы назвали периодом зиц-президентства Медведева, – выйдет, что он находится во власти 18 лет и два месяца. Брежнев, если не ошибаюсь, находился у власти 18 лет и один месяц. Если учитывать период, когда Путин пребывал во главе страны сам, как Брежнев,  надо подождать месяца четыре – тогда к февралю 2018 года он  точно по всем параметрам превзойдет Брежнева.

Чем похож? Если заняться сопоставлениями с некоторыми аналогами из российской истории, это будет, наверное, не только Брежнев, но, наверное, и Николай I, Николай Палкин. В каком-то смысле некоторые особенности и правления, и политического режима, и общественной атмосферы той поры сегодня воспроизводятся. Я бы к ним еще добавил Александра III с его большим другом Победоносцевым и программами русификации и реставрации православия.

Но внешняя политика другая. Россия не вела в это время серьезных войн, за исключением небольшой экспансии в Средней Азии.

–Для кого-то это небольшая экспансия, а у народов Средней Азии, может быть, другое мнение по этому поводу… Кстати говоря, возвращаясь к вашему введению по поводу острых блюд, с них, собственно, и началось правление Владимира Путина. Острое блюдо – это чеченская война, острое блюдо –  взрывы домов в Москве, Волгодонске, Буйнакске. Острое блюдо –  Беслан, острое блюдо –  "Норд-Ост". Острое блюдо –  Грузия. Поэтому, с точки зрения периодизации деятельности Путина, всё время его правления изобилует такими острыми блюдами. Не найдется, пожалуй, ни одного года, когда не происходило бы того, что вы называете острыми блюдами, приправленными гибелью большого количества людей. В этом смысле Путин, конечно, отличается от Брежнева.  У того тоже были подобные периоды –  афганская война, вторжение было вторжение в Чехословакию. И если   Чехословацкие, сопровождающееся активными боевыми действиями, был относительно краткосрочными, то Афганистан – совсем другое дело. Но в целом Брежневский период в памяти соотечественников оставил впечатление мирного времени. Вы помните, даже лозунг был такой: главное, чтобы не было войны.

Хотя локальные войны в третьем мире шли везде, Советский Союз в этом участвовал, скажем так, активно, но  скрыто.

В этом смысле деятельности Путина в последние 18 лет трудно, наверное, подобрать аналог. Можно тогда сравнить его, наверное, со Сталиным. Его, что называется, активная внешняя политика – это нечто, характерное для сталинского периода.

Помните, был такой термин «доктрина Брежнева». То есть – некая сфера влияния Советского Союза, в которую Запад не допускался, и он с этим в каком-то смысле и на некоторое время смирился. Складывается впечатление, что мечта нынешнего российского, постсоветского, руководства – воспроизвести «доктрину Брежнева», только, может быть, в других границах. Не в пределах Восточной Европы, а скажем, в Украине, Молдове, Закавказье и так далее.

Действительно, такие пожелания явно присутствуют, и об этом были неоднократно сделаны соответствующие заявления. Только сейчас это осуществить, видимо, достаточно трудно. Путину несопоставимо труднее делать подобное сейчас, чем когда-то Брежневу, поскольку мир после Ялты и Потсдама просто предполагал разделение мира на зоны влияния двух лагерей. После 1991 года, после завершения холодной войны, эта концепция была признана устаревшей. Я не видел выступлений каких-то западных лидеров, которые с этим согласились бы. Конечно, всегда находятся представители большого сообщества "Путинферштейн", которые за это выступают, но среди лидеров западных стран таких не встречаются, по крайней мере, на словах…

Среди бывших господин Шредер, например.

Среди бывших! Тут куда важнее действующие… .

Это значит, что за последнее время завербовать новых обожателей Владимиру Путину не удалось?

–  Как-то да, в последний, наверное, год карта не пошла. Вон сколько надежд было связано с господином Трампом, но пока политика администрации Соединенных Штатов Америки в отношении кремлевского режима оказывается совсем не той, на какую надеялись.

Скажите, означает ли широкое использование термина «путинизм», что речь идет об оригинальной политической системе или это просто один из банальных вариантов авторитаризма?

Это, конечно, один из вариантов авторитаризма. Он, естественно, имеет особенности, и национальные, и личные. Но подобные явления, или близкие, или похожие на них наблюдаются в целом ряде стран. Конечно, есть особенности, отличающие современный или нынешний российский авторитаризм от сходных  проявлений в других странах. И это исключительная роль спецслужб, унаследованных от Советского Союза, от тоталитарного режима. В мире действительно есть немало иных авторитарных режимов, но нигде спецслужбы не играют такой роли, как в Советском Союзе и в нынешней России.

И второе – это довольно существенный элемент чисто уголовного, криминального, бандитского, мафиозного характера. Мы учили в свое время, что есть три источника, три составные части марксизма. Это  верно, видимо, и для нынешнего политического режима, двумя составными частями которого являются спецслужбы,  криминальные, мафиозные структуры, в прямом смысле  слова. Это мы много раз видели и продолжаем видеть везде – от Петербурга до нынешних панамских офшоров. А третий элемент – это то, что мы называем системными либералами. Таковы три основные, несущие колонны, три основных корня, три составляющих нынешнего режима. В этом смысле нынешний авторитаризм специфичен, в других странах мы не видим ничего похожего. Прежде всего в связи с наличием  одного из главных элементов несущей конструкции –   корпорации сотрудников специальных служб.

Вы на работали советником этого президента, на раннем этапе его руководства страной.  Можно ли вас считать одним из строителей системы «путинизма»?

К большому сожалению… В какой-то степени, разумеется… Может быть, не в политической части, в этом я, слава богу, участия не принимал, а в экономической части – конечно. Я был экономическим советником и принимал немалое участие во всем.

Вместе с системными либералами?

Совершенно верно. Не отрицаю, я входил в эту группу до тех пор, пока находился в администрации. Это было неизбежным.

Скажите, у вас, как участника этой администрации, человека, который многое видел изнутри, есть, кроме списка неблаговидных поступков президента, о чем мы уже начали говорить, другой список – благодеяний Путина? Объективный, с дистанции восемнадцати лет…  Помните, героя Олеши, который составлял список благодеяний?

Есть действия, которые можно оценить позитивно, в том числе и с самой придирчивой либерально-демократической точки зрения. Хотя  «демократическая» составляющая здесь неуместна, поскольку при таком режиме происходило последовательное разрушение демократической системы, пусть несовершенной, но такой, какая существовала в 1990-е годы. Продолжается этот процесс и по нынешнюю пору. Что касается другой части, то  экономическая программа, которая была осуществлена и привела к удвоению валового внутреннего продукта, ВВП на душу населения, росту экономического потенциала страны, к более чем удвоению доходов граждан, уровню потребления, – это другое дело.

Надо прямо сказать, без участия Путина осуществление этой программы было бы невозможно, он  этим занимался лично, многие решения   продавливал не только в Государственной Думе, но и среди коллег в исполнительной власти. Например, создание Стабилизационного фонда без участия Путина было бы, прямо скажем, невозможным. Это решения, касающиеся общенациональной политики в целом. Были и  какие-то частные решения, когда он помогал то одному, то другому. С точки зрения классического отношения к обязанностям и ответственности руководителя государства это было недопустимыми, не институциональными действиями. Но кое-кто до сих пор с придыханием вспоминает о том, как ему что-то  подарили – готовое здание театра, например, или дали финансирование на ремонт старого, а то и строительство нового, либо еще на какие-то вещи. Видимо, некоторые деятели искусства и культуры, которые оказались бы в этом кресле, могли бы вам рассказать подробнее –  как он им помог,  насколько…

Некоторые деятели искусства, которые были однажды облагодетельствованы, теперь оказываются в сложной ситуации, как тот же Серебренников, например…

Видимо, он в свое время не сделал то, что сделал коллега Ролдугин. Если бы он подсуетился вовремя, то, может быть, оказался бы в лучшей ситуации. Но это уже другой вопрос. В любом случае мы обязаны постраться объективно постараться оценить, по крайней мере экономическую часть, какой я занимался. И тут я могу сказать, что действительно было принято немало решений, принципиальных решений, важных решений, которые обеспечили наш рост. Но пользуясь случаем, скажу и то, что этот экономический рост продолжался при Путине 9 лет, – если брать за точку отсчета август 1999 года, когда он стал премьер-министром, то рост длился до июля 2008 года. В течение девяти лет среднегодовые темпы экономического роста были равны 7,3%. Это, по сути дела, российское экономическое чудо, или второй в истории период самых высоких темпов экономического роста после НЭПа. Если продолжить этот ряд, то за последние 9 лет, с июля 2008 года по август 2017, прирост российской экономики составил 2%, – а  это уже стагнация. Там, понятно, были подъемы, спады и так далее. Я хочу, чтобы наши зрители и слушатели обратили на это внимание – у нас есть два практически равных периода в течение 18-летнего правления Путина. Первые девятилетие, когда экономика росла темпами, обеспечивающими ее удвоение за 10 лет. Второе –  стагнация. В итоге роста не было.

И с этой точки зрения, кстати, Путин радикально отличается от Леонида Ильича Брежнева. Потому что для нас весь Брежневский период традиционно считается периодом застоя или стагнации. Например, за последние 9 лет этого Генсекретаря и лидера страны советская экономика выросла всего лишь на 17%. Все мы соглашаемся с тем, что это был очень медленный рост, на 2–2,5% ежегодно. В памяти советских людей сохранились и затхлая атмосфера общественной жизни,  и очень медленный экономический рост. Но он, все-таки, достигал 17%. За последние же 9 лет путинского правления экономического роста не было, вообще, потому что 2% – почти в пределах статистической погрешности. Так что в этом смысле вторая половина путинского периода радикально отличается от второй половины брежневского. Это куда большая стагнация в сравнении с той, которая якобы имела место при  Брежневе...

Нам обещают сейчас официально, на разных форумах, некий экономический подъе м – до трех процентов годовых.  Как вы относитесь к этим прогнозам?

Этого нельзя исключить. Министр экономического развития, который также известен как лирический поэт (он сейчас занят другими делами), прогнозировал, что в ближайшие 20-30 лет среднегодовые темпы экономического роста в России не превысят 2% ежегодно. Ну что ж, подобные прогнозы вполне реалистичны. Такой экономический рост в принципе в России возможен. Но это означает, что при среднегодовых темпах роста мировой экономики, достигающих 4%, Россия будет все больше отставать от среднего уровня мировой экономики. По итогам 2016 года ВВП на душу населения в России опять опустился опять ниже среднемирового уровня. При таких темпах, даже если сбудутся эти 2%, наши показатели поползут все ниже и ниже. Надо сказать, что по уровню ВВП на душу населения нынешняя Россия находится относительно среднемировых показателей в худшем положении чем за весь период наблюдений; в частности, если брать длинные ряды, – то за последнюю тысячу лет. Это если исключить периоды Первой и Второй Мировых войн и великой российской депрессии 1990–98 годов нынешнее отставание российской экономики от среднемировых показателей является наибольшим, и с. Иначе говоря, даже если исключить катаклизмы, и с этой точки зрения ситуация является наихудшей. Те прогнозы, которые сейчас дают, лишь подтверждают, что положение будет ухудшаться.

Владимир Путин высказался на днях по поводу социальной политики, мол, ее надо менять. Оказывается, в России еще до прихода его к власти образовался нестерпимый разрыв между богатыми и бедными. Вот что он сказал… «У нас действительно идет процесс восстановления. Тенденция, кстати, нехорошая, я сейчас об этом скажу, и она возникла не вчера и не сегодня, она возникла с самого начала 1990-х годов, с момента демонтажа советской социальной системы и развития рыночных отношений, которые были связаны с шоковой терапией. Вот оттуда все началось потихонечку». Не получается ли так, что Владимир Путин через 18 лет после взятия власти валит со своей головы на чужую? Я помню, что их в 1999 году было порядка десятка долларовых миллиардеров официальных, а сейчас больше ста, это к вопросу о разрыве. Наверное, есть и другие показатели, которые как-то скорректировались за время его правления.

Кстати, если говорить о числе официальных миллиардеров, по крайней мере, ру ководствуясь той методикой, которую использует журнал «Форбс», то число миллиардеров в России только за последний год выросло, по-моему, на 17 или 20 человек, и это при упадке российской экономики. Несколько необычное явление. Когда увеличивается число миллиардеров, например, в Китае, это отвечает росту китайской экономики, а в России увеличение числа миллиардеров происходит при сокращении общего экономического потенциала и снижении уровня жизни.

Доходы населения падают…

Они, может быть, в последние два месяца и стабилизировались, но в целом сейчас примерно на 15% ниже, чем это было девять лет тому назад. Так что, это, конечно, некая особенность последнего 9-летнего периода Путинской власти. Потому что в 1990-е годы при общем падении российской экономики миллиардеров вообще не было, появлялись, конечно, состоятельные люди, но миллиардеров не было. Может быть, эти заявления Путина были связаны с приближающейся годовщиной Октябрьского переворота, который власти решили полностью игнорировать, поэтому каким-то образом попытаются сыграть на поле, которое традиционно занимают левые и коммунисты.

Все-таки, – о драйверах этого кризиса. Говорят, что кризис, безусловно, начался раньше, чем российско-украинская война. Насколько сегодня, в 2017 году, углубляет кризис всё то, что происходит в отношениях с Украиной, санкции и так далее?

Конечно, какое-то влияние есть – это неоспоримо, хотя оно достаточно скромно. Уважаемые коллеги из Международного валютного фонда оценивают воздействие санкций на темпы российской экономики в размере 1–1,5% потенциального экономического роста. То есть если, например, сейчас у нас по итогам этого года, как прогнозируют власти, может быть экономический рост, равный 2%, то при отсутствии санкций он был бы 3% или 3,5%, в лучшем случае. Но даже эти 3–3,5% несравнимы с 7,2%, которые наблюдались в первые 9 лет правления Путина. Это говорит о том, что да, санкции оказывают какое-то замедляющее воздействие на экономический рост сегодня в России. но наиболее важными являются какие-то другие факторы, которые ежегодно съедают 4–5% того самого 7%-го экономического роста, который наблюдался всего лишь 10 лет назад и, кстати, осуществлялся при том же Путине. Значит, проблема заключается не только и не столько в санкциях, основная долю падения экономики, 80–85%, может быть, 90% этого упадка вызывают какие-то другие причины. Поэтому официальные власти и приближенные к ним экономисты, предпочитают не говорить, а мы обязаны…

Это огосударствление?

Там много факторов, но самое главное –  своеобразный отказ предпринимательского класса активно заниматься инвестированием и предпринимательством. Например, объем инвестиций в российскую экономику за последние 9 лет упал на 20-25%. Перелом в инвестиционном процессе произошел, кстати говоря, не во время мирового финансового кризиса, и даже не в связи с  началом украинской войны. Он датируется  2012-м годом, когда для всех стало ясно, что Владимир Путин остается на третий, четвертый и так далее  сроки. То есть, на самом деле, важно понимать, хотя никто такой кампании не проводил, заявлений таких не делал, лозунгов не выбрасывал, что миллионы людей в стране приняли решение не инвестировать, новых бизнесов не открывать, производств не расширять, а свободные средства выводить за пределы страны. Это такая общенациональная забастовка российских предпринимателей и просто экономических субъектов, граждан, которые, может быть, не занимаются бизнесом, но стараются вывезти свои средства за пределы страны, подальше от  возможного внимания, интереса со стороны ФСБ, МВД и пр. Потому что здесь не обеспечены ни права собственности, ни личная безопасность людей, занятых в бизнесе. Потому что бизнес и предпринимательство в нынешних российских условиях – равноценны занятию  чем-то криминальным, нелегальным, каким-то уголовно преследуемым, и к тебе рано или поздно придут и попросят поделиться, причем не раз.  Иными словами, это ответ на очередное возвращение Путина во власть. Вот подоплека общенациональной забастовки, которая обернулась 9-летней стагнацией и падением доходов и уровня потребления в стране. Кстати говоря, мы сейчас обсуждаем и, видимо, будем свидетелями того, как Владимир Путин станет в четвертый-пятый раз руководителем России и посмотрим, как на это отреагируют субъекты предпринимательства, насколько просядет экономическая деятельность, замедится инвестиционный процесс, снизится уровень потребления.

Лояльные власти эксперты, которые оценивают внешнюю политику, ищут варианты выхода из нынешнего внешнеполитического тупика, чтобы смягчить санкции, облегчить получение кредитов и так далее. Хочется разобраться в том, реакция власти на их советы. Владимир Путин высказался по поводу Украины на днях следующим образом…

«В современном мире конфликты должны разрешаться с учетом многих, порой крайне чувствительных факторов, путем поиска компромиссов. Применительно к украинскому кризису именно такое понимание лежит в основе согласованного в Минске в феврале 2015 года комплекса мер. В этом документе зафиксированы все ключевые составляющие урегулирования как в политической сфере, так и в вопросах безопасности. Для придания дополнительного импульса процессу урегулирования Россия недавно выступила с инициативой об учреждении миссии ООН по содействию охране наблюдателей ОБСЕ в Донбассе. Рассчитываем на деловое конструктивное обсуждение этого предложения в рамках Совета безопасности».

Как вы воспринимаете выступление Владимира Путина, официозное, по бумажке, но тем не менее? Миротворцы – это что-то новенькое? Все-таки, реальная попытка найти способ выскочить из донбасской ловушки?

Прежде всего там прозвучало утверждение, что это некий украинский кризис. Но ведь это же никакой  не украинский кризис – это российская агрессия против Украины, начавшаяся с захвата Крыма, оккупации, аннексии его и продолжившаяся в Донбассе. Собственно, сам Владимир Путин подробно, детально рассказывал в нашумевшем документальном фильме «Крым» о том, как он занимался агрессией против Украины. Поэтому какой же это украинский кризис – это агрессия. В результате агрессии, которую я спланировал, организовал и осуществил, в Украине продолжается война, убивают людей, 10 тысяч человек погибло и так далее…

Добавьте новый комментарий