Внимание! В меню нашего интернет-портала появилась опция «Сетевизор». Если вы нажмете на эту кнопку, сможете смотреть в режиме онлайн программы четырех телеканалов – «NewsOne», «112-ый», «24», «ZIK». Не упускайте эту возможность!


 

Подручный Сатаны

Подручный Сатаны

Но так Путин не скажет, не правда ли?

Это подмена, передергивание того, что на самом деле происходило. Поэтому так и надо говорить: в результате моих личных действий произошло то-то и то-то… Он  говорил, что даже Шойгу в какой-то момент, якобы, дрогнул, куда-то кого-то не посылал, а я, мол, позвонил ему, предупредил, проверил и настоял. То есть не надо отказываться. Он сам сказал, что сыграл тут ключевую роль, и никто в том не сомневался. В общем, это не украинский кризис, а его собственная агрессия против Украины, имеющая соответствующие следствия. Что касается миротворцев, так называемых миротворцев, он предложил миротворцев лишь для того, чтобы охранять миссию наблюдателей. Это не касается обеспечения безопасности тех граждан, которые находятся на территории, оккупированной российскими войсками. Собственно, на это ответ был дан сразу же  – угроза людям существует только там, где находятся российские войска; там, где их нет, то есть на территории Украины, нет и угрозы. Его предложение понятно. В данном случае он пытается институализировать с помощью внешних сил, какими бы ни были эти, так называемые, миротворцы, ооновскими или какими-то другими, факт разделения Украины, или, точнее, факт отделения этих территорий от Украины. Я, пользуясь случаем, хочу сказать следующее. Украинские власти сделали встречное предложение по этому поводу, оно у меня тоже не вызывает большого восторга, потому что Киев в очередной раз продемонстрировал свою забывчивость относительно всех оккупированных территорий. Было сделали предложение, касающееся территории Донбасса, но почему-то в очередной раз забыли о территории Крыма, которая тоже оккупирована, где тоже преследуют, похищают, убивают, выкрадывают на территорию России, заключают в тюрьмы и так далее украинских граждан. Таким образом, мы фиксируемм и с одной стороны, и с другой признаки некоей игры, которая не имеет отношения к восстановлению контроля, восстановлению суверенитета украинскими властями над всеми оккупированными территориями. У нас не в первый раз это происходит и, видимо, не в последний. Ни предложение Путина, ни предложение Порошенко не ведет к освобождению оккупированных территорий.

Закон о Донбассе, который принят сейчас в первом чтении, – это шаг навстречу Путину или нет?

Опять закон о возвращении Донбасса. А Крым где?

 А по частям?

То есть официальный Киев сразу, в лице исполнительной и  законодательной власти, сознательно заявляет о  двойном подходе к проблемам Крыма и  Донбасса. Таким образом, они, на самом деле, всеми своими фибрами кричат тому же Владимиру Путину: а по поводу Крыма мы не беспокоимся, делай в Крыму что хочешь! В данном случае мы говорили о том, что происходило в Крыму три с половиной года назад, как украинские власти сдавали и сдали Крым, и эта политика продолжается до сих пор. То есть мы видим, что российские и украинские власти разыгрывают в четыре руки в одну и ту же Крымскую пьесу. 

Крым не наш или Крым наш?

Крым сегодня принадлежит России, потому что, собственно говоря, всеми своими действиями, всеми своими заявлениями украинская власть это подтверждает. Во всех подписанных ею документах – и в Женевском заявлении от 17 апреля 2014 года, и в первом Минском соглашении, и во втором Минском соглашении – Крым не упоминается. Сейчас в предложении о миротворцах об этом опять умалчивается. Украинские власти последовательно, настойчиво, решительно не упоминают о Крыме. Тем самым, всеми своими действиями, всеми своими заявлениями, юридической, дипломатической деятельностью говорят: мы не хотим Крыма, забирайте Крым, делайте все, что хотите. И это так, что  бы там на неофициальном уровне отдельные представители ни говорили. Поэтому, к большому сожалению, мы должны признать, что в отношении Крыма и Донбасса имеются явные признаки ведения более или менее согласованной игры между властями одной страны и властями другой страны.

То есть Путин всех переиграл?

Я бы так не говорил, но они играют в эту игру. Я напомню случай, который вызвал спустя три года  некоторый резонанс  в Украине, но  опять-таки без последствий. Во время первого Минска первого, чуть больше трех лет назад, украинские власти передали значительную часть украинской территории, на которой не было военных действий, на которой не было сепаратистов, на которой не было российских войск, в так называемое ОРДЛО. Это территории южнее Донецка, южнее Иловайска в сторону моря, протянувшиеся с севера на юг примерно на 80 километров и шириной примерно в 25-30 километров. Довольно большой кусок земли, который по площади составляет, может быть, треть, может быть, четверть от всего ОРДЛО, где не было военных действий, никаких войск и никаких сепаратистов. Так вот украинские власти в лице господина Порошенко собственноручно, односторонне передали эту территорию Путину, или ОРДЛО, как угодно называйте. Как это понимать?! То есть мы, к сожалению, в течение этих лет неоднократно становились свидетелями той игры, – увы, другого слова нет, хотя, говоря о войне, в которой гибнут люди и полегло уже больше 10 тысяч человек, трудно использовать термин «игра», но иначе это не назовешь, – которую ведет значительная часть политического истеблишмента Украины, не заинтересованная в возвращении Крыма и Донбасса в состав Украины. Надо прямо говорить об этом.

Еще один вопрос, связанный с Украиной. Украину сейчас будоражит конфликт между Порошенко и Саакашвили. Эта история противостояния наруку Владимиру Путину? Опасна ли она для того режима, который создается Петром Порошенко?

Прежде всего надо сказать, что Порошенко трудно было совершить большую глупость, чем лишить собственного гражданина гражданства. Еще большей глупостью было останавливать поезд, объявлять, что пограничная станция заминирована, вызывать туда, по заявлению наблюдателей, несколько тысяч «титушек», о существовали которых мы четыре года не знали, думали, что все это закончилось в феврале 2014 года, одновременно с «титушками» Януковича. Теперь у нас есть у нас есть еще и «титушки» Порошенко, которых он, как выясняется, тоже  использует тогда, когда ему это нужно. Если мы продолжим этот ряд, то увидим много, очень похожего на то, что делал Янукович. Тот в декабре 2014 года взял три миллиарда долларов в кредит, правда, в Москве, а Порошенко, пару недель тому, получил свои три миллиарда на Западе. Какая разница, три миллиарда и тут, и там одинаковые. Подавление оппозиции, подавление средств массовой информации в Украине нынешними украинскими властями ничем от мероприятий Януковича не отличается. Преследование политических оппонентов, когда служба безопасности Украины приходит к их детям и пытается устроить какие-то провокации, – тоже. В общем все это нам хорошо известно и по Януковичу, и, к сожалению, по России…

Получается, авторитаризм на постсоветском пространстве в тех или иных формах неизбежен?

Про неизбежность пока говорить не будем. Но мы видим, что в украинском случае явные попытки воссоздания авторитарного режима предпринимались бывшим президентом Януковичем, а сейчас по прошествии трех с половиной лет после «революции достоинства» по его стопам идет господин Порошенко.  

Вернемся к дню рождения Владимира Путина. Зачем это Путину и не надо ли ему выйти из этого конфликта, поскольку осуществлению какой-то большой сделке с Западом, с Соединенными Штатами, точнее, участие его в этом конфликте не помогло?

Мы помним, как начиналась эта кампания два года тому назад. Помним, какие цели ставил перед собой Путин. Часть целей он выполнил. Прямо скажем, он смог это сделать только благодаря полному отказу Обамы от исполнения грозных обещаний, которые он делал по поводу режима Асада. Путину не удалось достичь мегасделки, на которую он рассчитывал, пытаясь показать свою необходимость и нужность американцам, да и в целом Западу,  но ему удалось сделать другое. Во-первых, он переключил внимание общественности с Украины на другой регион. Во-вторых, сумел защитить Асада. Два года тому назад все считали, что Асад вот-вот уйдет. Этого требовали американцы, требовала администрация, утверждая, что с ним никто не будет иметь  дело. Однако Асад остался во главе Сирии.

Поскольку были применены все тяжелые вооружения, имеющиеся у России, кроме ядерного оружия.

Он поставил определенную цель, и этой цели добился. Я имею в виду Путина. И наконец, третья цель, которой он достиг, –  тот геополитический вакуум, который был создан полной анемией администрации Обамы, которая ничего не предпринимала, был заполнен российскими войсками, был заполнен Кремлем. Для Ближнего Востока это очень чувствительная вещь, потому что регулярных российских войск на его территории  официально заявлено не было; они находились там де-факто много лет, участвуя в целом ряде арабо-израильских войн на стороне арабов, но даже Советский Союз не решался объявить об этом публично. Сейчас российские войска находятся на территории Ближнего Востока открыто и принимают активное участие в боевых действиях. Таким образом Россия стала участником не только внутрисирийского конфликта, но приобрела важнейшие аргументы при решении судьбы всего региона. С этой точки зрения, Путин, может быть, не получил того, на что рассчитывал два года тому назад и на чем его соблазняли иранские генералы, но стал владельцем других, совсем не маленьких активов. 

Иран получил больше, чем рассчитывал, с помощью России?

Иран получил свое, Россия – свое.

Все-таки, эти две войны требуют денег, а российская экономика, как мы уже выяснили, развивается плохо, жизненный уровень населения падает. Выдержит ли в целом Россия все эти напряги?

– Да.

А почему?

Фундаментальная экономика – рыночная.  Она у нас не вполне свободна, основательно зарегулирована влиянием государства, спецслужб, бандитских методов ведения дел, но все равно подчиняется законам рынка.  В этом смысле она гораздо  здоровее, эффективнее, чем советская экономика, какой мы ее знали 30 лет тому назад. Она не сможет продемонстрировать сейчас тех темпов экономического роста, которые являла 10 лет тому назад. Семи процентов не будет, все это прекрасно понимают, но те самые один-два или даже три процента она может показать. Даже при продолжении стагнации  прежних грандиозных экономических катаклизмов, исходя из сегодняшнего расклада вещей, не будет. Конечно, если власти займутся изменением фундаментальных основ экономической политики, может произойти все что угодно.

Вот сменят нынешнюю команду, возьмут системных либералов системных, уберут старье из Центробанка, из Минэкономики, из Минфина…

Мы же говорили о том, что природа этого режима – союз трех сил: спецслужб, бандитов  и системных либералов. Если системных либералов выгонят, а они занимают важные позиции в экономическом блоке, это будет уже другой режим, – типа венесуэльского или зимбабвийского, и результаты будут, естественно, другими. Но до тех пор, пока природа этого режима будет  стабильной,  ситуация останется именно такой. Путин, как мне кажется, это хорошо понимает. Поэтому время от времени он проводит или позволяет проводить своим друзьям операции устрашения.

Типа Улюкаева?

–  Типа Улюкаева, типа Белых, кого-то еще. Но фундаментально он понимает, что даже то, что он делает сейчас, возможно только потому, что экономика остается принципиально рыночной, на порядок более эффективной, чем  унаследованная от Советского Союза.

Впереди президентские выборы, для одних выборы, для других «выборы». Вот что по этому поводу говорит  Владимир Путин.

«Я еще не только не решил, против кого я буду баллотироваться, я не решил, буду ли я баллотироваться вообще. Потому что по закону у нас в конце ноября – в начале декабря должна быть объявлена президентская избирательная кампания. Думаю, что к этому времени основные претенденты об этом скажут, публично объявят и обнародуют свои предвыборные программы».

Как вы думаете, почему Владимир Путин так уклончиво говорит, что бы ему мешало  сказать: да, я хочу дальше быть благодетелем своего богоспасаемого народа? Или он ждет выдвижения Ксении Собчак, каких-то действий оппозиции, того, что Алексея Навального окончательно закроют, не 20 суток, а на более длительный срок? Что ему мешает сказать: я хочу править вами дальше?

 

2.

Игорь Сечин, Дмитрий Козак, Михаил Зурабов, Михаил Фрадков, Владимир Путин, Рашид Нургалиев, Андрей Илларионов. Фото ИТАР-ТАСС/ Владимир Родионов

 

Грамотное отношение к стратегии и тактике предвыборной кампании. Так получилось, что в самом начале этого года я с одним очень уважаемым человеком обсуждал вопрос о том, когда Путин объявит, что будет баллотироваться в 2018 году. Мой коллега сказал, что  ожидает этого летом. Я возразил: нет, он это сделает в самый последний допустимый момент, допустимый по законодательству – не ранее начала декабря, буквально в последние дни перед закрытием официального  списка кандидатов. Для того чтобы участвовать в выборах, ему не нужно делать заявления заранее, все и так знают, что он не останется в стороне. Всем известно, что, согласно будущему решению Центральной избирательной комиссии, победит на этих выборах именно он. Спрашивается, зачем тогда суетиться? Пусть другие суетятся, пусть другие заявляют о своих кандидатурах,   программах и так далее. Ему это не нужно, он спокойно сделает заявление в самый последний момент.

Зачистка губернаторов, которые летят один за другим по какому-то странному алгоритму, когда новосибирского губернатора заменяет мэр Вологды, – это часть предвыборной кампании?

Нет, понятно, что предвыборная кампания, с этой точки зрения, уже давно идет. Она сказывается и на том, какие делаются заявления, какие принимаются решения. Это действительно все происходит. В этом смысле предвыборная кампания Владимира Путина уже длится, как минимум, полгода.  Но это не значит, что она объявлена.

Мне интересно, имеет ли смысл в рамках этой кампании деятельность оппозиции – Навального,  Явлинского?

Конечно, нет.

Митинги проводятся, сажают Волкова, Навального, а вы считаете, что это все бессмысленно?

Я считаю, что это помощь Путину.

За помощь не сажают…

Смотря какая игра… Мы говорили об игре, которую ведут кремлевская власть и власти Украины по поводу Крыма и Донбасса. В той игре гибнут люди. В игре, которую ведут некоторые известные общественные деятели в России, пока люди не гибнут, лишь некоторые оказываются в тюрьме. Но это та же самая игра.

- А некоторых убивают, как Бориса Немцова.

Борис Немцов не участвовал в президентских выборах.

– Но мог бы.

–  Я имею в виду конкретно эти президентские выборы или предшествующие. Это игра. Мы прекрасно понимаем, что жестко авторитарный режим с элементами тоталитаризма не позволяет никакой свободной конкуренции, никакого свободного участия, никакого волеизъявления граждан. Поэтому те, кто принимает участие в такого рода действиях, как, например, тот же Навальный, участвовавший в   2013 году в выборах мэра Москвы, оказывают помощь режиму  убеждая граждан в том, что у нас якобы есть конкуренция, есть некая демократия, пока, правда, несовершенная, но если мы еще поднажмем, если мы еще соберемся с духом, то нам что-то удастся сделать. Нет, конечно. Это работа, сознательная или нет - не имеет значения, но работа на режим, который таким образом пытается представить себя и внутри страны, и за рубежом в качестве демократического, позволяющего конкуренцию. Таким способом формируются иллюзии  у значительной части российских граждан, которым, в противном случае, было бы гораздо яснее, с чем они имеют дело.  

А у вас, Андрей Николаевич, есть пожелания, подарки президенту на день рождения?

Как экономист, я подарил бы ему график экономического роста и стагнации, о котором мы говорили. Как демограф, – кривую падения численности населения Российской Федерации из-за растущей смертности. А просто как человек, гражданин, я бы подарил ему портрет Бориса Ефимовича Немцова, чтобы он постоянно находился у него в кабинете и чтобы он ежедневно на него смотрел. А также подарил бы портреты детей Беслана вместе с родителями, учителями; потреты зрителей «Норд-Оста»; портреты 10 тысяч погибших в Украине, чтобы они висели в кремлевском кабинете, в зале заседаний Совета безопасности, где я неоднократно находился. Портреты погибших грузинских, чеченских, сирийских, российских граждан. Чтобы лица все, кто погиб во время тех войн, украшали все помещения Кремля, в которых Владимир Владимирович проводит свое время. И квартиру его тоже, и дворец в Геленджике. Поскольку портретов много, на все стены хватит.

В общем, вы ему пожелали «мальчиков кровавых в глазах». Это будет последний срок, как нам обещает Михаил Ростовский, знаток и мастер походов в администрацию?

–  Владимир Путин не может уйти от власти, он не может остаться за пределами власти. Он это знает. Что бы он ни говорил, что бы  ни говорил господин Ростовский, Владимир Путин не может уйти от власти сам. Он не может оставить ее. Он пришел к этому выводу еще 10 лет тому назад, и, наверное, он прав.

 

 

Добавьте новый комментарий