Внимание! В меню нашего интернет-портала появилась опция «Сетевизор». Если вы нажмете на эту кнопку, сможете смотреть в режиме онлайн программы четырех телеканалов – «NewsOne», «112-ый», «24», «ZIK». Не упускайте эту возможность!


 

Война, любовь и политика…

Война, любовь и политика…

Есть на свете некоторые темы, которых вскользь, в быстротекущем разговоре лучше не касаться – все равно попадешь впросак или будешь неверно понят. Особенно же в тех случаях, когда их обсуждение затевается со вполне определенной целью – загнать собеседника в тупик, а если это, к тому же, политик, представить его в самом невыгодном свете. Зачем? Да мало ли… Все зависит от того, кто этот человек и насколько его опасаются те, кто заказал фарс публичного развенчания кумира. Одна из таких, беспроигрышных для провокаторов тем-ловушек – антисемитизм…

Подводя итоги происходившему у нас в течение нескольких последних дней, я, несмотря на их исключительную перенасыщенность событиями, которые наверняка критическим образом скажутся на нашем ближайшем будущем, не могу не заметить, что не менее сильное впечатление произвело на меня  поведение  человека,  отнюдь, не претендовавшего на роль главного действующего лица развернувшегося на наших глазах политического конфликта. Я увидел этого человека в эфирах телеканалов News One и 112,  в трех разных ипостасях: уверенного в себе, иронично настроенного, порой насмешливого комментатора; терпеливого, даже излишне снисходительного объекта настырных наскоков желтого репортера и закаленного, последовательного в своей правоте политика. И везде, во всех этих случаях, на экране была она, все та же Надежда Савченко (ее ни с кем не спутаешь), умеющая, как никто, в какую бы сомнительную дискуссию ее ни втягивали, сохранять нравственную дистанцию между собой и собеседником, автоматически оберегая свою индивидуальность, не растворяясь в болоте разборок, взаимных попреков, коммунальных склок, которыми, увы, живет украинская политическая тусовка.

Естественно, она в эти дни,  помимо голосования в зале заседаний ВР,  везде, где только могла, ясно и определенно выражала свое отношение к законотворческим инициативам Петра Порошенко, губительным и для украинского парламентаризма, и для процесса демократизации страны в целом. Однако, прекрасно разумея, что плетью обух не перешибешь, что было бы наивным рассматривать противостояние политсил под  куполом этой Верховной Рады как борьбу  идеалистически настроенных разночинцев с коллаборантами-консерваторами, что здесь имеет место отчаянная драка за власть, физиономия которой, чья бы сторона ни победила, скорее всего, принципиально не иизменится,  -- отчетливо видя это обстоятельство, Надежда не доставляла удовольствия телерепортерам, гарцуя с шашкой наголо на белом коне. Н.Савченко внятно высказывалась в кулуарах Рады, и если бы не забавное происшествие, когда ей удалось перехватить тут же сломавшийся  микрофон оборзевшего Турчинова, который на мгновение потерял представление о том, где находится, и начал вопить что-то уж вовсе  несуразное, она, вообще, не попала бы на сей раз в поле зрения дотошных парламентских папарацци. Неизменную позицию Н. Савченко результаты голосования за две псевдореформы и реинтеграцию Донбасса только укрепили – нынешняя политическая система должна быть ликвидирована, что называется, дотла. Иначе нечего и огород городить.

Именно этому Н. Савченко и посвятила первое в эти горячие деньки свое появление на люди – в «Субъективных итогах дня», -- где, исходя из парадоксальных особенностей момента, повела себя обратно обычному. Не стала, сурово насупив брови, бичевать явное зло, а напротив, принялась, тонко усмехаясь (а язвительная улыбка красивой женщины – страшное оружие), нахваливать Порошенко и Гройсмана за членовредительские  действия, именуя их «большими молодцами», которые, наверняка, хорошо понимают, что творят. Это было неожиданным и карикатурно, уничтожающе смешным.

Совершенно другую Надежду мы увидели в передаче «Бацман», на 112 телеканале, куда, мне кажется, ей впредь не стоило бы ходить. Впрочем, нет более непродуманной тактики в отношениях с Н. Савченко, чем  советовать ей чего-то не делать на том простом основании, что она может невольно оказаться в невыгодном положении. Она -- человек упрямый и волевой и может, напротив, сознательно броситься в омут, дабы, справившись с водоворотом, вновь обрести уверенность в том, что ей все по плечу. Этим и отличается от сверхосторожных политиканов, которые прежде, чем совершить решительный шаг, посылают подручных  застелить дорогу соломкой.  Благодаря этому, а заодно полному равнодушию (хотя дается оно ей нелегко) к поношениям и наглой лжи, она выстаивает в самых сложных ситуациях.

Так вот, Надежда в беседе с ехидствующей с покровительственным видом Бацман, которая сочла необходимым ни с того, ни с сего (или с того и с сего, как говаривал Высоцкий) вытащить на белый свет темы (возвращаемся к тому, с чего начали), которые уже поднимал в разговоре с Н.Савченко ее хитроумный и мнимо благожелательный муженек Д.Гордон и которые были давно  публично обсосаны недоброжелателями Надежды, после чего почти забыты. Все прочее, о чем они беседовали, Бацман – это было заметно -- интересовало постольку поскольку. А вот то, что Н. Савченко некогда, в незапамятные нынче времена, засветилась телефонисткой в фирме «Секс по телефону»; однажды в пылу спора, в запальчивости, не задумываясь о том, что ступает на минное поле, употребила неосмотрительно слово «жиды» или, по утверждению порохоботов, является проектом Медведчука, снова выдвинула в интервью с Надеждой на первый план и никак не хотела  удовлетвориться ее краткими и вполне исчерпывающими ответами.

Бацман ничуть не занимало, например, что знакомство семьи Савченко с кумом Путина носит номинальный характер, а вот на место нашего представителя в трехсторонней переговорной группе этого откровенного сепаратиста усадил лично Порошенко. У нее, судя по безмятежному выражению глаз и слегка презрительной складке губ, не возникало желания вспомнить, что вой по поводу антисемитизма Н. Савченко подняло досужее, заангажированное пропагандистами или тенденциозно настроенное воинство «Холокоста», которое не ездит, скажем, на экскурсию в Германию, потому что там «камни плачут», но зато исправо поедает  баварские сосиски, запивая их каким-нибудь «эйхбаумом». Бацман настойчиво донимала Н. Савченко вопросом, сумела ли та убедить своих знакомых евреев в том, что антисемитизм -- это не про нее.  И очень жаль, что та, явно страдающая от бестактности собседника, не переадресовала дурацкий вопрос ей, не спросила, считает ли сама Бацман ее антисемиткой.

Я специально говорю об этом негативном опыте Н. Савченко так детально. В том, что Надежда имеет к «антисемитизму», такое  же отношение, как  к  «каннибализму», нет никаких сомнений. Позволив себе лексическую смелость, она, конечно же, имела в виду лишь тех узурпаторов власти, которые, будучи мудрыми иудеями, люто ненавидят все украинское, ибо иначе становится необъяснимой их разрушительная для нас стратегия, из-за чего население страны за годы независимости уменьшилось чуть ли не вдвое и вщент обнищало. И в конце концов, мне хочетося спросить тех, кто распространяет о ней  бездарные фейки, вот о чём.

Как мне прикажете относиться к мусульманам, если в турецкой резне армян 1915 года погибла вся родня моего дядюшки? Как реагировать моей жене, которая родом из Бельц, на анекдоты о «тупых-молдаванах»? Что делать русскому человеку, когда он слышит оскорбительное «кацап»? Как быть украинцу, речь которого называют телячьей, а его самого «хитрожопым хохлом»? И нужно ли специально подчеркивать, что всё это армяне, грузины, украинцы, русские, молдаване и  так далее слышат нередко из уст евреев? Нужно ли эту примитивную и ничего, на самом деле, не значащую в жизни нормальных людей бытовуху выносить в сферу взаимоотношений между нациями и народами? Умно ли таким образом подыгрывать наемным сочинителям языковых законов, каждый из которых становится яблоком раздора как раз тогда, когда заказчиков этого безобразия  народ готовится взять за их волосатые оффшоры? Ответ, думаю, ясен. Что же до Савченко, то я могу только посочувствовать ей, вынужденной в программе лукавых Гордонов -- для того, чтобы не унизить свою провокационно настроенную интервьюершу, которая, кстати, непонятно почему безобразно ей «тыкала», -- сохранять на лице маску шутливого долготерпения. Я бы не смог.

Другое дело -- вечерний эфир, снова-таки, на News One, где Надежда Савченко дискутировала с Юрием Левченко, внефракционным «Свободовцем», тем самым, кто, желая сорвать неправедное, на его взгляд,  голосование, активировал в сессионном зале  дымовую шашку. Тут мы увидели ее подчеркнуто серьезной мгновенно реагирующей на любую задевающую ее реплику, не склонной  к амикошонству и, в случае  несогласия с ее тезисами, сохраняющей невозмутимость и присутствие духа.

Единственный пункт, по которому они с Левченко так не нашли консенсуса, касался ее заявления о том, что, ежели оккупированные на востоке страны территории действительно должны получить особый статус, то почему бы то же самое не подарить другим регионам Украины.

Не буду пересказывать аргументации сторон, потому что  здесь любопытно, отнюдь, не это.  Куда важнее то, что Надежда, по-моему, ни разу не только не ссылавшаяся на идеи покойного В. Черновола, но и не цитировавшая его, вдруг сама по себе, импровизируя насчет децентрализации и самоуправления,  пришла к  тому, что  лежало в основе первой предвыборной программы гениального человека, при котором, если бы его не убили и он стал бы президентом страны, мы с вами уже давно жили бы не хуже, чем в Европе. Если помните, В. Черновол начинал с идеи о «земельном» делении Украины, отчего позже его обвинили в апологетике принципа «федерализации» страны, любимого жупела сепаратистов пророссийского кроя.

«Я уявляю майбутню Україну федеративною державою — союзом земель, які склалися історично й несуть на собі природно-кліматичні, культурно-етнографічні, мовно-діалектні, побутово-господарчі та інші відмінності, що творять неповторне різнолике обличчя єдиного народу. Бачу в складі Української Народної Республіки такі землі, як Київщина, Поділля, Волинь, Галичина, Буковина, Закарпаття, Гетьманщина, Слобожанщина, Запоріжжя, Донеччина, Таврія (Чорноморія), а Крим — як незалежного сусіду, або автономну республіку в союзі з Україною»

 К этому В. Черновол добавлял:

«Кожна із земель матиме свій парламент (Донецьку раду, Галицьку раду і т.д.) і свій земельний уряд, а двопалатна (з пропорційним представництвом від усього населення, і порівним — від земель) Центральна Рада України відатиме і берегтиме ґарантії демократичних прав (на опозицію, на вільні вибори, на свободу слова і друку, на приватну чи колективну власність, на недоторканість і гідність особи)»

И еще одно его высказывание:

«У майбутньому я бачу Україну дещо з іншим територіально-адміністративним устроєм. Не нинішні 25 областей, яких надрібнили, щоб було більше начальства, а 12–13 земель з широким реґіональним самоврядуванням, що дозволить швидше й краще розв'язувати проблеми їхнього економічного, духовного й культурного розвитку…»

Позднее, с течением времени, под давлением противодействующих реализации этих идей, деструктивных сил, В. Черновол  не то, чтобы отступил, но изложил, какой, на его взгляд, должна быть диалектика  реформирования  Украины.

«Ви знаєте, я не належу до прихильників надмірної унітарності. Мені навіть часом закидають, що я от свого часу говорив про федералізм. Свій час є свій час. Сьогодні інший час, і про федералізм в Україні говорити не можна, бо в умовах нашої нестабільності економічне самоврядування неминуче буде супроводжуватися політичним самоврядуванням. А до чого це призводить, ми бачимо на прикладі Криму, і будемо сміятися, коли такий самий Крим будемо мати в Закарпатті, в Донеччині, в Галичині, наприклад, чи на Буковині»

Я намеренно так подробен. Мне кажется чрезвычайно  показательным сущностное совпадение взглядов Н. Савченко и В. Черновола, что, в моем понимании, лишний раз свидетельствует в пользу уникальности ее интеллекта. Если кто-нибудь из читателей даст себе труд внимательно просмотреть короткую передачу, которая привела меня к этой мысли, где Н. Савченко лишь эксизно, между прочим, в ходе беседы о реинтегграции Донбасса, задевает эти материи, вы убедитесь в моей правоте. Она говорит о том, что одинаково вольными в принятии решений должны быть, в идеале,  все исторически сложившиеся  регионы Украины (нынешние области – образования искусственные), но, отнюдь, не отрицает, что до обретения такого статуса, исходя из нынешних обстоятельств, пройти унитарный этап придется. А то, что ее оппонент, Ю. Левченко, цепляется за унитарность как за единственно возможный способ сохранения украинской государственности, не видя, что это состояние временное, лишь этап на пути к укоренению  подлинной демократии, -- отражает  нынешнее состояние  умов и ничего больше. Во всяком случае, в возрениях Н. Савченко на этот предмет мы находим куда больше понимания подлинной сущности исторического процесса, чем в насаждаемой Гройсманом иллюзорной, контролируемой сверху децентрализации, при которой Киев фактически избавляется от ряда обязательств перед провинцией, не заботясь о реальности их пропорционального финансирования на местах. Впрочем, все это – повод для отдельного разговора. Меня же сейчас интересует лишь одно – Надежда Савченко в прицеле телевизионных камер, где она обнаружила, как видите, величайшую пластичность, способность оставаться абсолютно адекватной в весьма широком диапазоне предлагаемых ей жизнью обстоятельств, что для политика -- качество неоценимое.

Даже когда  речь зашла о крайне чувствительных вещах, о том, кто друг, а кто враг и как идентифицировать последнего, она осталась собой и предложила зрителям прекрасную военно-полевую притчу, из которой последовал вывод: если вчерашний друг у тебя на глазах совершает преступление, скажем, «достреливает» раненного пленника, он перестает быть другом. Точка. И нечего тут обсуждать. Не правда ли, исчерпывающая мотивировка?!

А произнесенный Надеждой афоризм  -- «В войне, любви и политике, бывает,  не до дисциплины…Особенно, когда нужно остановить зло…» у меня лично вызывает восторг.  Хотя бы потому, что эти три понятия – война, любовь, политика – смело и честно поставлены ею в высокое философское соответствие.

Валерий Барановский

 

Комментарии

Надежда Савченко - политик уникальный, обладающий редким природным умом, даром широкого понимания проблем общества, существующего в системе хаоса, лжи и нищеты по вине воровской власти олигархов.
Согласно полностью.

Добавьте новый комментарий