Внимание! В меню нашего интернет-портала появилась опция «Сетевизор». Если вы нажмете на эту кнопку, сможете смотреть в режиме онлайн программы четырех телеканалов – «NewsOne», «112-ый», «24», «ZIK». Не упускайте эту возможность!


 

Язык мой – друг мой

Язык мой – друг мой

Что за мерзость, эти тролли! Что за твари порохоботы, которые даже не притворяются людьми! Их черное нутро вывернуто наизнанку. Одного взгляда достаточно, чтобы понять: перед нами экспонаты политической кунсткамеры, законсервированные в ядовитом растворе лжи, лицемерия, подлости, бесстыдства, как головоногие уродцы - в формалине. Достаточно хотя бы по диагонали пробежать глазами их комменты, чтобы немедленно потянуло, извините за непарламентскую лексику, сблевать. И один из главных объектов их откровенно фальшивого, дежурного, профинансированного официальным Киевом негодования – Надежда Савченко. Восьмого августа она позволила себе снова выступить в роли ведущей «Субъективных итогов дня» на News One, оппозиционном телеканале, который вызывает на Банковой по вполне понятным причинам неуправляемую истерику, и тролли тут же бросились наперегонки поносить ненавистную им ведущую.  

Видите ли, достаточно частое появление Надежды в этом далеко не безупречном эфире отнюдь не означает, что она всегда и во всем солидарна с позицией Мураевского телевидения.  Но вот – парадокс.  Выступая именно здесь, она может быть, в принципе, уверенной в том, что ее истолкование проблем, выдвигаемых на первый план звонками в студию и отобранными координаторами проекта сюжетами, не вызовет осложнений в отношениях с хозяевами телересурса, чего не скажешь о подавляющем числе других каналов, подконтрольных Порошенковским идеологам и потому мало или вовсе недоступных для ведения дискуссии, отвечающей индивидуальным воззрениям гостя.

Словом, выбор телетрибуны для Надежды, как и для других подлинных украинских оппозиционеров, искусственно сужен –  в затруднительное положение они поставлены объективными обстоятельствами, часто неодолимой силы. Однако постоянный контакт с телеаудиторией Н. Савченко крайне необходим. Так что, перебирать харчами не приходится. Но вот, что крайне любопытно. Виртуальных патриотов, готовно изощряющихся по поводу содержания программы нашей героини в сортирном остроумии, бесит, похоже, не столько вынужденное ее появление в специфическом интеллектуальном интерьере News One, где порой просто-таки разит пророссийской помойкой, а сама Надежда, как таковая, ее уникальная личность – нардеп, не похожий ни на кого из украинских политиков.

Полагаю, если бы Н. Савченко вдруг оказалась ангелом мира, посланцем Небес, которому заповедано принести покой, благоденствие, лад в нашу разнесчастную страну, эти ничтожества все равно, не ведая по своей невероятной глупости страха Божьего, продолжили бы облаивать ее из подворотни. Эти шавки всё едино несли бы свою беспросветную чушь, несмотря на тот очевидный, всеми фиксируемый факт, что чем дольше они кочевряжатся, тем меньшее число зрителей обращает внимание на номинальное присутствие их своры в соцсетях. Что ж, пропагандистская машина Банковой и тут демонстрирует свою полную профнепригодность.

И тем не менее, спускать этой шушере мерзости, которые она творит, нельзя ни в коем случае. Конечно, сторонники Н. Савченко, которых становится всё больше и больше, предпринимают все необходимое для того, чтобы показать, как самые невинные ее замечания, вскользь брошенные реплики, мимоходом произнесенные слова подхватываются специалистами в области производства сплетен, наветов, фейков и преподносятся украинцам безапелляционно, уверенно, в виде жгучей инсайдерской информации. Один из последовательных защитников чести и достоинства блестящего молодого политика – Светлана Кистерова – даже начала без обиняков цитировать тексты Н.Савченко, из ее замечательной, на мой взгляд, книги и отдельных выступлений, показывая тем самым всем и каждому, что лишь произвольное толкование смысла этих отрывков, предпринятое тенденциозными, нечистыми на руку комментаторами, может привести к анекдотическим выводам, которыми провокаторы пичкают публику. Это касается и проходных фактов ее биографии, изложенных в книге вскользь, но в масштабе один к одному, и грубо вырезанных из многочисленных интервью фраз, которые, если их рассматривать вне контекста, действительно могут дать пищу для пересудов.  Но в том-то и дело, что вырывать их не только из повествовательного (биохроника) или публицистического (выступления) контекста, но из потока времени, в который в ту или иную пору все мы, и Надежда, в том числе, были погружены, категорически нельзя.

Я уже писал о ее книге и могу только повторить, что те места повествования, которые кому-то кажутся брутальными или чересчур эпатажными, на самом деле, безоглядно исповедальны и чисты, так как адекватно отражают состояние человека, пребывающего в заключении, находящегося в полном неведении относительно своего будущего, сознательно отказавшегося от всякой позы и недомолвок. И никто не вправе искать там то, чего нет и не могло быть в реальности, ибо о том, что на самом деле было, ею сказано с редкой степенью откровенности, вызывающей сочувствие и доверие. Что же до всяких широко распространяемых жуликами аллюзий политического свойства (хочу в президенты, в министры обороны, желаю птичьего молока и т.д.), то они связаны с намеренным «выключением звука», излюбленным приемом доносителей, в результате чего пропадает интонация, с которой проартикулирована та либо иная реплика, а это, бывает, круто меняет ее смысл и удельный вес.  Предположим, Надежда усмехнулась иронически, намекая на свое гипотетическое министерское будущее, а тролли услужливо подали ее реплику как категорическое утверждение, что Савченко, в силу врожденной деликатности, вообще, не свойственно.

В передаче, подтолкнувшей меня к этому разговору, она, отвечая на вопрос зрителя, который потребовал – это вообще свойственно отчаявшимся людям, получившим вдруг редкую возможность прямого диалога с политиком – объяснить ему, как вытащить Украину из болота, где она сегодня завязла, ответила коротко и ясно, что пока этого не знает, но в своих поездках по стране неустанно учится, собирая знания по крупицам. Какие чувства, кроме понимания и уважения, может вызвать такой ответ у того, кто хочет слушать и слышать? Разве что брезгливость к тем, кто на всех углах твердит, что Н.Савченко, де, безграмотна, ей бы набираться опыта, наблюдая за коллегами, которые отдали политике большую часть своих жизней и т.п.  Согласитесь, лучшее, что могла сделать Надежда, ступая на скользкую политическую стезю, не повторять ничего из того, чем кичатся ее соседи по залу заседаний Верховной Рады.

Каждому, кто еще сомневается, что перед нами – одна из самых значительных, дееспособных и результативных фигур современной украинской политики, предлагаю провести эксперимент. Возьмите любое, навскидку, ее появление в зоне общественного внимания, например, те же «Субъективные итоги», и попытайтесь безо всяких уловок, без обычной предвзятости проанализировать каждую ее реплику, каждый адресованный зрителям монолог. Попробуйте отыскать в том, что она говорит, хотя бы оттенок вранья или малейший следок невежественности, неосведомленности, самодеятельного отношения к сложнейшим проблемам времени. Ручаюсь, ничего подобного не найдете. Напротив, очень скоро почувствуете брезгливость по отношению к троллям, изображающим ее карикатурным, фейковым персонажем.

Скажите, разве она неправа, когда выдвигает на первый план в проекте генерального преображения Украины конституционную реформу, но, естественно, не в оскопленном, ублюдочном варианте, который веселит сердце главкондитера?

Разве не стоит задуматься о том, почему так долго и злонамеренно у нас не проводится ни переписи населения, ни инвентаризации всего, чем мы все еще богаты?

Разве вас не выводит из себя тот возмутительный факт, что избранный нами депутат не может быть нами же отозван, если, конечно, скверно выполняет свою работу?

Разве вас не возмущает то обстоятельство, что вы не можете законным, принятым во всех цивилизованных демократиях образом отправить на покой по ошибке избранного президента?

Разве у вас не вызывают отвращения явные мерзавцы и мошенники, торгующие страной оптом и в розницу, но защищенные от народного гнева статусом неприкосновенности?

А не вызывает ли удивления то, что правительство у нас формируется согласно квотам политических партий, а не исходя из профессиональных достоинств людей, рвущихся в министры, не говоря уже о премьерах, с которыми нам и вовсе не везет – то бывший зек, то «куля в лоб», то Винницкий управдом.

О нашем нищенском состоянии я уже и не говорю, как и об унизительных субсидиях, которые представляют собою воровскую схему перекачки денег из наших карманов в мошну олигархов-монополистов…

Не хочу продолжать. Ведь обо всем об этом и еще о многом, столь же важном, Надя Савченко прямо и открыто говорит с экрана; именно эти проблемы не дают ей покоя, и она обсуждает их с нами во время своих летних поездок по стране, от города к городу, от села к селу, в то время, когда многие ее «френды» (чистый Фейсбук!) по парламенту загорают где-то на островах.

Скажите, есть ли у кого-либо из вас серьезные, основательные, фундаментальные возражение против того, что она неустанно твердит? Неужто вы против немедленной смены политической системы, на чем она настаивает с почти сакральной уверенностью в своей правоте?  Думаю, нет. Тогда давайте пойдем с нею рядом.

У Надежды Савченко нет сегодня в руках другого оружия, нежели речь. И она говорит, говорит, говорит… Неустанно, упрямо, на пределе физических сил, надсаживая голосовые связки, не считаясь со временем суток, независимо от того, одаривают ее цветами или швыряют  прицельно  куриными яйцами. Есть выражение: язык мой – враг мой. Здесь всё наоборот! Ее добровольное послушание вызывает восхищение…

Валерий Барановский


 

Добавьте новый комментарий