Внимание! В меню нашего интернет-портала появилась опция «Сетевизор». Если вы нажмете на эту кнопку, сможете смотреть в режиме онлайн программы четырех телеканалов – «NewsOne», «112-ый», «24», «ZIK». Не упускайте эту возможность!


 

От пасхи до пасхи

От пасхи до пасхи

Довольно тоскливый текст вы сейчас прочтете. Хотя статья о том, что именно у нас происходит с обменом заложниками, с обеих сторон – нашей и ОРДЛО, или, выражаясь иначе, освобождении военнопленных, другой быть не может. Как вы знаете, у нас нет войны – лишь маловразумительная, растянувшаяся  почти на три года и, следовательно, абсолютно бездарная антитеррористическая операция. Нет у нас и военнопленных (зря я употребил этот термин), по отношению к которым должны были бы действовать совершенно определенные межгосударственные правовые соглашения. Раз АТО, стало быть, ее жертвами стали случайные жертвы, а с ними террористы обращаются, известное дело, хуже, чем со скотом. Сцепив зубы, добавлю и вовсе страшные слова. У меня такое ощущение, что, кроме отдельных частных лиц и Надежды Савченко, которая одна, сама по себе, может заменить многолюдную международную гуманитарную миссию, никто – и в первую голову президент – всерьез возвращением наших ребят из плена не озабочен.

Давайте вспомним, как всем миром вытаскивали из российской каталажки ту же Надежду. Будем перед собою честны. Если бы не общие наши усилия, если бы ее имя не стало именем нарицательным, символом борьбы против  кремлевского беспредела, вряд ли привели бы к успеху и старания Новикова с Фейгиным, и робкие телодвижения украинской дипломатии.

«Батькивщине», чьим первым номером была со вполне естественной пиар-целью назначена Надежда, вполне хватило бы дефиле по залу заседаний ВР в футболках с принтом «Савченко» на груди. Остальные бы удовлетворились транспарантом, брошенным на фасад трибуны. Что же до Порошенко, то он ожил лишь в ту минуту, когда понял, что, отправив личный самолет за российской пленницей, да вручив ей незамедлительно Героя Украины (награда, постепенно превратившаяся во взятку послушным слугам режима), возможно, получит некоторые политические дивиденды. Вы знаете, что он трагически ошибся. Не учел личных качеств Савченко, ее бескомпромиссности, честности, политической зрелости и ненависти к лизоблюдам. Но он старался. Для себя или для нее, не так уж важно. А дальше все пошло наперекосяк.

Выяснилось, что Надежда готова жизнь положить на то, чтобы вызволить наших ребят из унизительного сепаратистского плена. На этом она стояла и стоять будет, несмотря на травлю, ложь в свой адрес, поношения со стороны порохоботов и троллей, на все гнусности, которые настрочили негодяи, заточенные на уничтожение непокорной «бранки» (мне очень нравится это украинское слово). Нужно ли говорить от том, что их потуги не увенчались успехом. Ничего они с нею поделать не смогли и не смогут впредь. Да и мы подонкам воли не дадим. Но сейчас хотелось бы обратить ваше внимание на другое. 

Как только наверху было принято решение, что всякая напраслина, которую возводят на Надежду, лишь укрепляет доверие к ней общества, а сама она не придает, или делает вид, что не придает, поношениям всякой сволочи ровно никакого значения, и до суицида ее не доведешь, нужно немедленно прекратить охоту. А заодно распорядиться, чтобы телеканалы, где она довольно часто бывала в прямом эфире как можно реже или, по крайней мере, как можно позже предоставляли ей эфир. В результате поток информации, связанный с именем нашей героини, резко сузился. О ней вспоминают все реже и реже. Но, заметьте, одновременно с тем стали крайне редкими и упоминания о наших военнопленных, о чем Надежда не давала нам всем забыть.

Она, конечно, продолжает свою борьбу, видим мы это или нет. Но печальный вывод налицо. Помимо нее и еще нескольких, действительно озабоченных этой проблемой людей, наши ребята, томящиеся в лагерях и застенках оперетточных республик, мало кого интересуют. И это, как и фейковый «Минск», выглядит дико. Автор статьи на www.glavred.info cпрашивает, обменяют ли террористы военнопленных до нынешней Пасхи? Могу твердо ответить – дай Бог, чтобы это произошло до следующей. Вот если бы во главе всех акций по освобождению ребят оказались не болтуны-нардепы, не сомнительные фигуры из СБУ, а Надежда!...

Валерий Барановский

 

Теория вероятности:
освободят ли заложников террористов на Донбассе до Пасхи?

Родственникам и близким заложников террористов на Донбассе официальные представители в переговорном процессе от Украины то и дело обещали или намекали, что освобождение или обмен могут состоятся к очередному празднику — Рождеству (сначала католическому, а потом православному), Новому году, Крещению… Вот теперь все надежды  Пасху.

На оккупированных территориях Луганской и Донецкой областей находится, как минимум, 121 украинский заложник. Среди них как гражданские, так и военные. Уточненные цифры ообнародовала представитель Украины в рабочей подгруппе по гуманитарным вопросам Трехсторонней контактной группы, первый вице-спикер Верховной Рады Ирина Геращенко. Список заложников постоянно трансформируется — в него добавляются новые фамилии. Например, тех, кто попал в руки террористов недавно или тех, чьей судьбой, кажется, Украина не интересовалась ранее, как это было с известным религиоведом Игорем Козловским.

Террористы подают свои списки. В них более шести сотен фамилий. Украинская сторона говорит, что большинство из этих людей отдать на ту сторону нет возможности. Кто-то уже освобожден из мест лишения свободы, кто-то наотрез отказывается возвращаться на оккупированную территорию, кто-то вообще не желает, чтобы его фамилия фигурировала в подобных списках.

Разумеется, боевики аргументам Украины не верят. Допускают, что «отказники» были вынуждены согласиться на этот шаг под давлением. Если же мы вспоминаем о тех, кого уже нет ни в СИЗО, ни в колониях, предлагают поискать их получше. Такой подход выглядит как откровенное затягивание процесса.

Но несколько месяцев назад сторона террористов по каким-то причинам решила изменить тактику и резко заявила, что готова провести обмен всех подтвержденных людей.

И чтобы уточнить свой список, террористы поставили условие: привлечь, в рамках обмена заложниками, к процессу верификации людей, отказывающихся возвращаться в ОРДЛО, представителей ООН по правам человека. Почему они не подключили к работе сотрудников Международного Комитета Красного Креста? Ответ очевиден — указанная организация с легкостью пошла бы на контакт. ООН — громоздкий  бюрократический механизм — другое дело. Но случилось чудо, ее представители заявили о готовности принять участие в процессе. Более того, даже одобрили некий план действий.

Однако пока ООН входила в курс дела, боевики потребовали: Украина должна отдать 62 конкретных человека. «Они, по информации из Украины, обвиняются в «особо тяжких преступлениях», — заявила «омбудсмен» террористов Дарья Морозова. -- Без этих 62 военнопленных обмена не будет".

Кто эти люди, от которых так или иначе зависит судьба военных и гражданских, годами находящихся в неволе, пока непонятно. Возможно, в их числе, как говорилось ранее, осужденные до войны, не связанные с правонарушениями во время АТО, но совершившие кровавые преступления.

Украина традиционно не называет ни имен, ни событий. Хотя вполне вероятно, что именно прозвучавшие на международных площадках и внутри страны совершенно конкретные и безумные хотелки террористов могли бы стать аргументами в диалоге с мировым сообществом. Мол, боевики откровенно шантажируют Украину, страна не может поддаться на их уловки, она нуждается в помощи.

Чуть позже оказалось, что не только 62 упомянутых безымянных лица стали очередным камнем преткновения. После того, как Украина привезла в Минск готовое решение об участии ООН в процессе верификации, террористы решили от этого варианта отказаться. Очевидно, требуя от Украины участия столь медлительной структуры, они были уверены, что Киев не сможет договориться. А он договорился. Да еще и ООН сработала четко и быстро. Соответственно, со стороны боевиков последовал отказ. Он был «выложен» на одном из террористических ресурсов в Интернете: «Механизм по освобождению пленных нуждается в доработке». «Неохваченными остаются порядка 300 человек, которые условно уже на свободе, но при этом не могут пересечь линию разграничения. Пятый пункт, это поэтапный подход», — уточнила «омбудсмен» Морозова. Она сама обещала найти подходящий вариант при участии ее доверенных лиц. «Было сказано: ищем третий вариант», — подчеркнула позднее Ирина Геращенко.

К слову, если участие в деле миссиий ООН или Красного Креста не привело бы к возникновению особых затруднений с допуском в СИЗО и колонии, то большинство из вариантов противоположной стороны стороны могут оказаться невыполнимыми, ведь для посещения любого задержанного или осужденного нужен совершенно определенный повод. Например, наличие  договора с адвокатом или в каждом отдельном случае отдельное разрешение пенитенциарной службы.

В общем, приходится признать: политическое решение, необходимое для обмена, всё еще не принято. Россия в лице террористов либо никак не может решить, на что  она обменяла бы людей, либо запрашивает слишком высокую цену, заплатить которую Украина не в силах. Это могут быть традиционные требования об амнистии, выборах в ОРДЛО, или что-то еще более глобальное для РФ — как то снятие санкций, возвращение в Россию шпионов, задержанных где-то на Западе, и т.д.

Что делать в этой ситуации Украине?

Во-первых, объявить об откровенном шантаже со стороны боевиков и России. И подтвердить это заявление не  пустыми фразами о ключах в Кремле, а конкретными фактами. Например, огласить, полностью или частично,  имена тех 62-х анонимов, кого террористы мечтают забрать, а Украина отдать не может. Даже наличие закона о защите персональных данных не мешает поведать миру рассказать о совершенных этими людьми преступлениях.

Во-вторых, надо искать обходные пути. Пусть даже  для единичных актов вызволения наших ребят, пусть даже через дипломатов или церковь. То, что самые неожиданные варианты найти можно, доказывает возвращение домой «киборга» Тараса Колодия, одного из тех бойцов, кто содержатся в Макеевской колонии и о ком говорили, что этот «обменный фонд» противник будет держать до последнего. Именно церковь вела прямые переговоры с Москвой о его освобождении. В результате Тарас был передан церковникам, и взамен  террористы никого не попросили. Конечно, личности людей, инициирующих переговоры, вызывают вопросы. Пользователи соцсетей, например, были возмущены  подарком «киборга» ДАПа, причастного к освобождению Колодия, владыке Онуфрию -- в виде флага десантников с автографами. Но не это главное. Главное, что работают самые разные схемы. И, значит, их следует неустанно искать.  

А пока Украину вполне можно упрекнуть в бездеятельности — компетентные инстанции уже почти три года не прилагают максимума усилий для освобождения своих сограждан, заложников террористов.

Татьяна Катриченко
http://glavred.info/avtorskie_kolonki/teoriya-veroyatnosti-osvobodyat-li...