Внимание! В меню нашего интернет-портала появилась опция «Сетевизор». Если вы нажмете на эту кнопку, сможете смотреть в режиме онлайн программы четырех телеканалов – «NewsOne», «112-ый», «24», «ZIK». Не упускайте эту возможность!


 

Победа победе рознь!

Победа победе рознь!

Не буду сегодня продолжать споров по поводу истинной подоплеки трагедии Второй Мировой и, как выразился на «Интере» какой-то косноязычный историк, составной ее части – Великой Отечественной. Не стану оспаривать права тех немногих, кто все это пережил, праздновать, лить слезы, радоваться, ненавидеть тогда, когда им это кажется уместным, – 8-го или 9-го мая. У человечества еще будет немало времени и поводов написать документально выверенную историю зарождения и гибели совкового режима, увенчавшего свое величие 45-ю миллионами невинных душ, принесенных в жертву на полях последней войны.

Не буду делать этого на том же основании, на каком мы, когда снимали фильм о ветеранах-афганцах, не стали с ними говорить о захватнической сути подлой акции кремлевских старцев. Мне уже приходилось писать об этом, но считаю необходимым повторять свои простые доводы вновь и вновь. Каждая война из тех, что происходили на этой земле, состояла, на самом деле, из двух, лишь внешне между собою схожих войн.

Одна, получившая свое по большей части лживое отражение в тоннах роскошно изданных после воцарения в Москве  Леонида Брежнева фолиантов, если суммировать все «за» и «против», выглядит победной реляцией о том, как благодаря прозорливости, боевому опыту, талантам  советских военачальников под руководством мудрого Сталина была загнана в свое логово и уничтожена гидра фашизма.  И это – полная умолчаний, передержек, откровенной лжи, фальсификаций, тщательно отредактированная история фронтов, дивизий, группировок войск; нечто вроде грандиозной батальной картины, увиденной с высоты птичьего полета.  

Вторая, не оставившая на страницах той, первой, ни порошинки, ни царапинки, ни отпечатка кирзача,  послужила уникальным поводом для размышлений и горестных сравнений с собственными судьбами для честных и светлых писателей-фронтовиков – Вячеслава Кондратьева, Виктора Астафьева, Владимира Никулина, Бориса Васильева, Василя Быкова. Их было, конечно, больше, чем я назвал. Они писали о войне, которая в короткой боевой биографии всякого солдата начиналась и заканчивалась тем, что было в прямой от него видимости   из  траншеи или окопчика, или еще из какой-нибудь норы-укрытия, и временем  от  первого выстрела до дня, месяца, в лучшем случае трёх, между ранениями, госпиталями, а то и похоронкой. И вот с этой войны приходили домой, если дом еще был, если удавалось туда добраться на своих двоих, а то и допрыгать на деревяшке, иной раз и с прихваченным ремнем пустым рукавом, -- с этих полей сражении возвращались герои. Но потом была длинная, редко счастливая, чаще безумно трудная послевоенная житуха, в которой боевое, солдатское прошлое оставалось лишь где-то на донышке, где его старались не ворошить. И только на старости лет начинало всплывать пережитое, слегка очищенное от крови и пота, остывшее и уже не такое продымленное и страшное, и тогда казалось порою, что Брежнев прав – нам есть что праздновать, как говорится, «со слезами на глазах».

Так можно ли укорять старых солдат, не состоящих даже в отдаленном родстве с тысячами ряженых, которые, бряцая купленными на блошиных рынках медальками, гарцуют сегодня посланцами той, первой, насквозь фальшивой, больше похожей на гнусную мясорубку кампании, которой у нас дирижировали равнодушные к горю людскому мясники, типа Таракана и Жукова? Нельзя! Их нужно чтить, им сочувствовать, их слушать не вполуха, а внимательно, желая расслышать и понять. Разве повинны они в том, что после Победы пошли такие вот сволочные времена, когда людишки с психологией тыловых крыс стали во главе государства?!

У меня, у моей семьи, есть наш личный, нежно любимый фронтовик – Григорий Дмитриевич Балановский, сначала наводчик, а потом командир «сорокопятки», прошедший от Днепропетровска до Берлина и чудом уцелевший после ранений, бездарных госпиталей и в тупых военных операциях. Он прожил долгую, полную трудов жизнь, и в свои девяносто три еще свеж, ясен умом (книги пишет) и с философским терпением относится к житейским тяготам. Было время, мы сняли о нем документальный фильм под названием «День Победы». Это был радостный творческий процесс. Григорий Дмитриевич общался с кинокамерами настолько естественно, органично, так хорошо говорил, не засоряя своей речи банальностями и штампами, оставаясь сдержанным и тактичным, каких бы тонких материй ни касался, что нам удалось записать основной монолог среброусого красавца всего лишь за день. А происходило это до начала новой войны на Донбассе, когда вообразить себе, что такое может случиться, нельзя было и в горячечном сне. Но что поделаешь – это реальность, в которой нам приходится жить и которая придает нынешней дате особенно горький привкус.

С Днем Победы, дорогой наш солдат! Живите еще сто лет! И навсегда оставайтесь все тем же бравым, непромокаемым старшиной, которого мы снимали в две тысячи бог знает каком году!

 

Добавьте новый комментарий