Внимание! В меню нашего интернет-портала появилась опция «Сетевизор». Если вы нажмете на эту кнопку, сможете смотреть в режиме онлайн программы четырех телеканалов – «NewsOne», «112-ый», «24», «ZIK». Не упускайте эту возможность!


 

Больше всего инвалидов–переселенцев приехало именно в Одесскую область. С начала АТО в нашем регионе зарегистрировано более 30 тысяч людей, перемещенных из Луганской и Донецкой областей, среди них — полторы тысячи инвалидов. В трех санаториях Сергеевки с июня прошлого года живут более тысячи человек, из них свыше четырехсот — с особыми потребностями. Несомненно, благодатный климат, морской целебный воздух, забота персонала помогли переселенцам адаптироваться в новых условиях. Но содержание их в здравницах — это немалые деньги. А вот о них государство, похоже, забыло.

«Когда террористы поставят артиллерию в «демилитаризированном» Широкино, о возвращении поселка можно будет забыть» Это слова координатора группы «Информационное сопротивление» Дмитрия Тымчука. И над ними, а заодно и над всем, что он говорит по поводу Широкино, стоит хорошенько задуматься. Вообще, то, что происходит у нас порой в зоне АТО, вызывает огромное желание окунуть голову в ведро с ледяной водой, чтобы прогнать дурное наваждение.
Вот уже год, как мы в Одессе! И только сейчас я могу сказать, что мы начинаем новую жизнь. Этот год был похож на затяжной прыжок, непонятно куда – то ли вверх, то ли вниз… Я много раз слышала от своих бывших родственников и друзей о том, что мы предатели, крысы и так далее, исходя из степени их озлобленности. Скажу честно, мне все равно, что обо мне думают люди, предавшие свою страну и своих детей за обещанную подонками пайку. Мне безразлично мнение тех, для кого идеал – убийцы своего народа. Самое главное для человека свобода. Свобода выбора! 
Я готовил репортажи, общался с ребятами, наблюдал за тем, как изменялась их психика; потом пришло лето с войной на Донбассе, когда стало возможным сравнивать то, что было, с чего все начиналось, с тем, к чему мы пришли через год. Утверждаю, за это время армия резко изменилась. Люди теперь отчетливо понимают, за что воюют и почему находятся на восточном фронте. У них появляется профессионализм, а с ним – желание воевать и как можно быстрее закончить войну, да еще и с минимальными потерями для страны и, понятное дело, – каждой семьи…
Они врачуют души тех, на чью долю выпала война, – переселенцев, в том числе детей–сирот, инвалидов и одиноких стариков; бойцов АТО, вернувшихся домой, порой без рук, без ног, но сплошь и рядом продолжающих во снах и наяву шарахаться от «Градов»; всех тех, кому так трудно возвратиться из ада артобстрелов к мирной жизни, хотя и бы и во временных жилищах…  
К своим смогли пробиться только единицы – кто в   "зеленку" нырнул, кто еще куда-то… А мы, несмотря на то, что вокруг был ад, мечтали – вот сейчас доберемся до места, шашлыков нажарим, хорошенько выпьем – слишком уж тяжелые были дни…

Юридическая поддержка воинов АТО – дело многосложное и трудное. Юлия Такаева – одна из немногих адвокатов, которые берутся за разрешение любой задачи, связанной с судьбой ребят, которых мы вправе назвать, по Чернышевскому, «солью нашей земли»

Елена Солонина, теле и радиожурналист родом из Луганска, которая долгое время работала в Севастополе.  В связи с аннексией Крыма перебралась в Одессу. Еще не в полной мере акклиматизировалась. Еще остро переживает в своем воображении те страшные, почти невероятные дни, когда для того, чтобы остаться честным человеком, пришлось рвать связи с прошлым – родными местами, средой, людьми – и, быть может, навсегда.

Pages